Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Конституционная реформа Казахстана укрепляет позиции президента

Реформы политической структуры и избирательной системы анонсировались как демократические, однако единственный, кто получил от них выгоду, - нынешний глава государства.
By Andrei Chebotarev
Конституционные изменения, вступившие в силу в Казахстане 21 мая, только укрепили президентские полномочия и не представляют собой никакого значительного прогресса в продвижении страны к демократии.

Политическая власть остается крайне централизованной, и конституционные поправки в большой степени сводятся к перераспределению власти среди ее ветвей.

Одно важное изменение заключается в том, что Нурсултан Назарбаев, первый и пока единственный президент Казахстана, может выставлять свою кандидатуру столько раз, сколько захочет. Другими словами, он может попытаться получить новый президентский срок в 2012 году, а также во время последующих выборов, пока сам не решит уйти с поста.

И хотя говорили, что нововведения усиливают политический плюрализм и законодательную власть, Назарбаев сможет использовать парламентское большинство своей партии «Нур Отан», чтобы контролировать и законодательный процесс, и правительство.

Влияние президента на законодателей также повышено, потому что на девять мест в нижней палате Мажилиса кандидатов теперь будет выставлять Ассамблея народов Казахстана, которую президент лично возглавляет. Глава государства также будет назначать 15 членов верхней палаты сената вместо семи, как это было раньше.

С большой долей вероятности можно сказать, что основной причиной того, что Назарбаев «протолкнул» эти изменения, является то, что с тех пор, как он был переизбран в 2005 году, президент, похоже, потерял контроль над политической элитой, в частности, и в вопросах развития страны - в целом.

Есть два момента, которые четко на это указывают: убийство видного политического оппозиционера Алтынбека Сарсенбайулы в феврале прошлого года и наблюдаемое в настоящее время уголовное преследование в отношении зятя президента Рахата Алиева. Оба инцидента указывают не только на то, что элита пережила кризис, но так же и на то, что власти с трудом справляются с такими кризисами.

Эти события могли спровоцировать у президента желание снова получить контроль и восстановить равновесие сил внутри властвующей элиты.

Снятие ограничений на количество президентских сроков, видимо, уменьшит беспокойство Назарбаева в отношении выборов 2012 года. И хотя до сих пор он публично не выразил желания выставлять свою кандидатуру, вероятность того, что все-таки выставит, должна разрешить споры элиты относительно преемственности президентской власти.

В то же самое время, укрепляя свою власть, президент Назарбаев попытался показать миру, что эти конституционные реформы означают прогресс в проведении политических реформ и что система ближе придвинулась к международным демократическим стандартам. Это особенно важно, так как Казахстан пытается добиться председательства в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в 2009 году.

Некоторые реформы, безусловно, получили одобрение как международного сообщества, так и местного электората. Важным является то, что Мажилис будет расширен с 77 мест до 107, и будет избираться по системе пропорционального представительства по партийным спискам, кроме 9 человек, которые кооптируются в депутаты от Ассамблеи народов Казахстана.

Введение пропорционального представительства имеет определенные преимущества. Это будет означать, что у политических партий появится возможность принимать участие в разработке законопроектов, и больше шансов, что те партии, которые в данное время не имеют мест в Мажилисе, могут быть представлены в будущем. Некоторые партии также могут попытаться выделиться и активизировать довыборную работу с населением.

Однако наличие конституционных поправок не может помочь при создании механизмов обеспечения свободных и справедливых выборов. Также они не включают в себя предложение, внесенное правительственным ведомством, о снижении избирательного порога для партий с 7% до 5%. Эти два упущения могут сделать процесс получения мест в Мажилисе сложным для всех партий, кроме «Нур Отана».
Кроме того, использование системы выборности по партийным спискам почти для всех мест предотвратит участие в парламентских выборах в качестве независимых кандидатов.

Внесенные конституционные поправки не способствуют защите гражданских и политических прав и свобод человека, особенно защите человека от неправомерных действий со стороны государства.

Единственное исключение составило лишь положение, фактически отменяющее смертную казнь в стране. Исключительная мера наказания будет применяться только в отношении лиц, совершивших особо тяжкие преступления в военное время, а также террористические преступления, повлекшие за собой гибель людей. Обратной стороной медали в данном случае является то, что такая формулировка в Основном законе страны может привести к тому, что потенциальные преступники будут испытывать чувство безнаказанности.

Другая неоднозначная поправка – это введение правил, требующих получить разрешение суда, чтобы осуществить арест, и позволяющих арестованному опротестовать решение. С одной стороны, правоохранительные органы теперь будут действовать здесь в более правовых рамках. Однако, с другой стороны, высокий уровень коррупции в судебной системе может привести к злоупотреблениям, когда разрешения на аресты будут даваться по причине личной неприязни или в результате сговора между судьями и полицией.

В целом конституционная реформа имеет как плюсы, так и минусы. То, что изменения вводятся впервые с 1998 года, – преодолевая начальное сопротивление, а затем проволочки властей, – может само по себе расцениваться как шаг вперед.

Однако поправки были просто приняты парламентом, вместо того, чтобы узнать мнение народа при помощи референдума. Также не было попыток вовлечь народ в дебаты по поводу принятия предложенных поправок. В результате народ Казахстана – откуда номинально берет свои «истоки» власть – снова оставили в стороне.

В конечном итоге проведенная реформа даже близко не подошла к строительству подлинной демократии в Казахстане.

Андрей Чеботарев, политолог, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива».