Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КОММЕНТАРИЙ: УТЕЧКА УЗБЕКСКИХ МОЗГОВ

Ташкент платит огромную цену за отчуждение национальных меньшинств.
By Shavkat Alimov

«Я уеду из Узбекистана до наступления конца года», - говорит Рамиля Ибатова, русская узбечка. «Здесь ничего нельзя сделать. Я должна уехать ради своей дочери».


Решимость Ибатовой эмигрировать разделяют многие граждане, которые не являются узбеками, и даже некоторые узбеки.


За последние годы, политические лидеры и высокопоставленные лица неоднократно играли на интересах узбекского большинства, и, в основном, не замечали потребностей остальных национальностей республики.


По данным официальной статистики на январь 2000 года, из 24 миллионов жителей Узбекистана, 71% - узбеки, 8.3% - русские, 5% - таджики и 4% - казахи. Татары и каракалпакистанцы составляют почти 6% и еще 7% - остальные меньшинства.


Однако, больше всего от про-узбекской политики, активно проводимой правительством, страдает русское и русскоязычное население. Во времена существования Советского Союза русские, проживающие в регионе, были частью национального большинства, а после того, как республики Центральной Азии приобрели независимость, им пришлось смириться с положением незначительного меньшинства.


В первые годы независимости, узбекское правительство прекратило трансляцию российских телевизионных программ, а также ограничило количество российских газет до двух. Найти работу или получить приличное образование для русскоязычных граждан стало невероятно трудно.


В пост-советском Узбекистане русских заставили освободить руководящие должности, прежде всего, это касалось государственного бюрократического аппарата. Сегодня они фактически отстранены от хороших должностей в министерствах, налоговой инспекции, таможенной службе, правоохранительных органах и суде.


Только в высокотехничных отраслях промышленности и производствах русские сохраняют главенствующее положение. На ведущих предприятиях, таких как Ташкентский авиационный завод, а также Алмалискский и Навойский металлургические комплексы, 90% инженерно-технических должностей все еще занимают русские.


Русское население, также ущемили в языковых правах. После получения независимости парламентские сессии и государственные дела стали вести на узбекском языке. А в 1995 году новый закон распространил статус казахского языка как официального на большинство сфер общественной жизни. В отличие от Киргизстана и Казахстана, Узбекистан не собирается признавать русский язык государственным.


На этом фоне, появление радикально настроенных исламских групп, таких как «Исламское движение Узбекистана» только обостряет проблемы, с которыми сталкиваются русскоязычные узбеки.


В результате этого, около 600000 человек эмигрировало в период между 1991 и 1998 годами, причем примерно половина из них – русские. Восемьдесят процентов отправились в страны Содружества Независимых Государств, Балтийские республики и Соединенные Штаты.


Большинство эмигрантов принадлежали к образованному классу, это были люди профессионально подготовленные и высококвалифицированные. Вновь прибывшие в Узбекистан не смогли заполнить вакуум, образовавшийся после такой утечки мозгов.


«Я думаю, что пришло время готовится к отъезду», - говорит Елена, медсестра из Ташкента. «С каждым годом из-за государственной политики мы становимся все беднее, и нас тревожит будущее наших детей. Количество групп с русским языком в образовательных учреждениях сокращено. К тому же, где они будут работать после учебы».


«Я не верю, что они смогут сделать карьеру в Узбекистане, потому что именно узбеки получат продвижение по службе. А тут еще приехали ваххабиты, так что для нас места нет».


Озабоченность Елены разделяют и этнические узбеки. Большинство из них не очень верят в перспективы улучшения экономики. Государственная политика не смогла решить серьезные проблемы, государство очень ограничивает маневренное пространство для малого бизнеса, а отсутствие обменной валюты отталкивает иностранные инвестиции, которые так необходимы.


В то же время, оставшееся неузбекское население быстро расстается с надеждой на счастливое будущее в Узбекистане.


Несмотря на то, что страну уже покинули тысячи, которые забрали с собой важнейшие знания и опыт, правительство не выразило ни единого слова сожаления. Страна теряет ценное достояние, утекающее в другие страны, не получая ничего взамен.


Лишь один взгляд на пустые фабрики, больницы, где считанное количество докторов пытаются справиться с работой, школы и университеты, в которых не хватает учителей, четко отражают последствия жесткого обращения правительства с неузбекскими национальностями. Но сегодня не очень-то заметно, что Ташкент намерен изменить существующее положение и перестать относиться к меньшинствам как к изгоям.


Шавката Алимов из Ташкента