Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КОММЕНТАРИЙ: РУКОВОДСТВО УЗБЕКИСТАНА ЗНАЕТ ОБ ИСТИННЫХ ПРИЧИНАХ НАРОДНОГО НЕГОДОВАНИЯ

Общественное мнение продолжают кормить версией о «заговоре» внешних экстремистских сил, однако, по мнению московского обозревателя, руководство Узбекистана все же осознало, что причины народного недовольства находятся внутри страны.
By Sanobar Shermatova
.



Однако, судя по некоторым признакам, официальный Ташкент все же понимает реальные причины народного негодования, и даже пытается «работать над ошибками».



При этом осторожные попытки либерализации сопровождались, в то же время, наступлением на все альтернативные структуры, в частности – финансируемые западом НПО.



Руководство Узбекистана предприняло массированную чистку в государственных структурах различного уровня, не проводя при этом никаких структурных реформ в государственном управлении и экономике.



В своих действиях узбекские власти продолжают руководствоваться теорией заговора. Но вместе с тем, есть масса признаков, указывающих на то, что власти знают истинную причину недовольства населения.



Интересно, что спустя месяц после событий андижанское телевидение показало совещание премьер-министра Шавката Мирзиеева с местными властями. Премьер публично распекал губернатора за то, что был закрыт мост через пограничную реку Карасуу. Он соединяет два городка – узбекский и киргизский - с одноименным названием Карасуу.



По мосту жители Андижанской области переходили на киргизскую территорию, чтобы подработать на самом крупном в регионе базаре. Мост был частично разрушен с узбекской стороны года за два до событий в Андижане, что вызывало постоянное недовольство местного населения. В тот день, когда в Андижане происходили драматические события, в узбекской части Карасуу люди разметали пограничные заграждения и сами восстановили мост.



Понятно, что не местные власти приказали в свое время разрушить мост – вопросы, связанные с государственной границей, решаются в Ташкенте. Выступление премьера должно было, видимо, снизить накал социального напряжения в регионе, и заодно возложить всю вину за разрушенный мост на местные власти.



Последовали дальнейшие попытки центральной власти снять с себя вину за первопричины народного недовольства.



Расследование деятельности МВД и Службы национальной безопасности (СНБ) выявило, что сотрудники силовых структур контролируют все крупные банки и фирмы и замешаны в коррупционных делах. Речь идет о финансовых злоупотреблениях, которые вызывают недовольство населения.



Все действия властей как в сфере наведения порядка в силовых структурах, так и в экономической сфере, явно свидетельствуют о стремлении любой ценой снизить социальное напряжение в обществе, вызванное всеохватывающей коррупцией.



Так, в Фергане после событий в Андижане рабочие нескольких предприятий не только стали вовремя получать зарплату, но даже задолженность за прошедшие месяцы.



Одновременно Ислам Каримов издает указы, ослабляющие давление проверяющих органов на частный бизнес. Известно, что многочисленные организации - не только налоговые, финансовые, пожарные, санитарные службы, но и МВД, СНБ - по несколько раз в год проверяют частные предприятия. Смысл проверок зачастую заключается в получении взяток. Президентские указы упорядочивают эти проверки, запрещая проводить их чаще одного раза в год.



Пакет экономических реформ, включая недавний указ о развитии микрокредитования фермерских хозяйств, должен способствовать развитию мелкого предпринимательства. На самом ли деле принятые меры дадут результат - большой вопрос. Благие начинания властей зачастую тонут в бюрократическом болоте.



По некоторым сведениям, поступающим из Ташкента, губернаторы областей получили строгий приказ – не доводить население до открытых массовых выступлений, стараться решать конфликты миром.



Похоже, в Ташкенте посчитали: заговор - заговором, но причина недовольства населения все же находится внутри родных стен.



Одновременно официальный Ташкент продолжает проводить политику полной нетерпимости в отношении неправительственных организаций, особенно – финансируемых из-за рубежа.



Гонения на НПО начались еще до Андижана – после мартовской революции в соседнем Кыргызстане, свергнувшей режим Аскара Акаева.



Принято считать, что Ташкент пересмотрел свои отношения с Соединенными Штатами после того, как из Вашингтона раздалась критика в адрес узбекских властей, подавивших бунт в Андижане, и требование проведения независимого расследования.



На самом же деле перелом в отношениях к США произошел за полтора месяца до событий в Андижане, считает высокопоставленный политик из Средней Азии, имя которого я не стану называть.



По мнению этого политика, после мартовских событий в Кыргызстане узбекские власти были полностью убеждены в том, что за действиями оппозиции стояло американское посольство. А также, что за сменой власти в Киргизии настанет очередь и Узбекистана.



И последовавшие через полтора месяца события в Андижане только убедили их в правильности сделанных выводов.



Вот почему Ташкент начал усиленно избавляться не только от американского присутствия в республике, но и от организаций, не имеющих никакого отношения к США, но зато способствовавших зарождению гражданского общества.



По логике узбекских властей, НПО вполне способны организовать массы населения на выступления против режима.



Санобар Шерматова - обозреватель журнала «Большая политика» (Москва).