Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КОМАНДИР ЧЕЧЕНСКИХ БОЕВИКОВ ПРЕДСТАЛ ПЕРЕД ВОЕННЫМ СУДОМ

Российские власти предотвратили критику в свой адрес организовав громкий судебный процесс на Северном Кавказе.
By Yuri Akbashev

Один из чеченских полевых командиров может быть приговорен к высшей мере наказания за убийство четверых российских пленных. Зверская расправа, произошедшая в 1996 году, была зафиксирована на видеопленку.


Тридцатидевятилетний Салаутдин Темирбулатов, также обвиняемый в захвате заложников и терроризме, стал первым командиром боевиков, представшим перед судом за военные преступления с 1994 года.


Здание Верховного Суда Кабардино-Балкарии в городе Нальчике на прошлой неделе было окружено усиленными нарядами ОМОНа, а все прилегающие к нему улицы были перекрыты.


Прокурор Владимир Кравченко сообщил суду, что во время первой чеченской кампании Темирбулатов командовал отрядом из 200 боевиков под началом известного бандита Руслана Гелаева.


После падения Грозного в 1995 году бывший водитель трактора (и известный под кличкой Тракторист), Темирбулатов вступил в так называемый Шатойский полк, базировавшийся в горном районе на юге Чечни, и в его составе участвовал в последующих операциях.


"Он носил на погонах три большие звезды и называл себя полковником Армии Ичкерии", - заявил Кравченко, - у него было не менее 20 человек личной охраны".


По словам обвинителя, 12 апреля 1996 года недалеко от селения Комсомольское Темирбулатов захватил четверых российских солдат контрактной службы. Затем он построил пленников перед видеокамерой и зачитал им смертный приговор на чеченском языке.


Темирбулатов убил троих солдат выстрелами в затылок из пистолета, а четвертому перерезал горло ножом, - сообщил прокурор.


Через некоторое время кассета с этой видеозаписью попала в руки ФСБ, и вскоре был выписан ордер на арест Темирбулатова по обвинению в убийствах и терроризме.


Когда в 1999 году российские войска снова вошли в Чечню, видеокассета стала мощным пропагандистским орудием в руках Кремля. Ее демонстрировали многим правозащитным организациям Европы, а также российским солдатам, приступающим к службе в районах боевых действий.


Темирбулатова арестовали в марте 2000 года в деревне Дуба Юрт. Он был задержан при попытке заставить местных жителей обеспечить кров и провизию раненым боевикам.


По заявлению прокуратуры, Темирбулатов сознался в совершении убийства в 1996 году и показал российским следователям место захоронения убитых им солдат.


Однако на прошлой неделе во время судебных слушаний он сознался только в расстреле одного из пленных солдат и отрицал, что перерезал горло четвертому пленному.


Командир боевиков также отрицал, что похитил турецкого бизнесмена, потребовав за него 2 млн. долларов выкупа. Гражданин Турции был освобожден после того, как его родственники заплатили похитителям 250 000 долларов. Его вызвали в суд, как основного свидетеля обвинения.


Темирбулатов считает себя невиновным и в похищении российских солдат в период между двумя военными кампаниями в Чечне.


Один из свидетелей, майор Анатолий Могутнов заявил, что был захвачен в плен Трактористом в 1997 году.


"В 1997 году наше специальное подразделение попало в ожесточенную перестрелку в Чечне, - рассказал он, - ребята связались с базой и вызвали вертолет для эвакуации. Мы вылетели и погрузили раненых на борт".


"Потом начался сильный автоматный огонь, и вертолету пришлось улететь. Я и еще двое офицеров опоздали на какие-то секунды и не успели вскочить в вертолет. Мы были окружены чеченцами и нам пришлось сдаться. Мы попали в плен к Темирбулатову.


"Они сказали, что хотят обменять нас на каких-то чеченцев, находящихся в российской тюрьме. Обходились с нами хорошо: не били и не пытали".


Решение судить Темирбулатова на Северном Кавказе, а не в Москве говорит о новом подходе со стороны российского правительства. Судья Мухамед Алмезов - балкарец, представитель нации, депортированной в Среднюю Азию в 1944 году вместе с чеченцами.


Однако Алмезов сообщил IWPR, что суд будет беспристрастным несмотря на политический подтекст этого дела. Он добавил, что никакого давления со стороны Москвы в преддверии процесса не было.


Если Темирбулатов будет признан виновным, то его ждет высшая мера наказания несмотря на мораторий на смертную казнь, объявленный Россией при ее вступлении в Совет Европы. Юристы считают, что общественное мнение и тяжесть преступления могут убедить правительство сделать исключение и дать добро на смертный приговор.


Юрий Акбашев - постоянный корреспондент IWPR