Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КОДОРСКОЕ УЩЕЛЬЕ: ГРУЗИНО-АБХАЗСКИЕ СТРАСТИ НАКАЛЯЮТСЯ

Попытки Тбилиси вернуть граничащий с Абхазией регион под свой контроль вызывает негодование властей притязающей на независимость республики.
By Giorgi Kupatadze
Решение Грузии разместить действующее в изгнании правительство Абхазии вблизи абхазской границы вызвало негодование сухумских властей и накалило и без того напряженную ситуацию в зоне грузино-абхазского конфликта.

Из вооруженного противостояния 1992-93 годов Абхазия вышла де-факто независимым, но непризнанным государством. Грузинские власти, настаивающие на том, что Абхазия по-прежнему находится под их юрисдикцией, назначили собственное абхазское правительство. Однако реально самопровозглашенная республика этим органом не контролируется.

До сих пор правительство в изгнании базировалось в Тбилиси. Против такого положения вещей выступил 27 июля президент Грузии Михеил Саакашвили, заявивший, что протбилисская администрация будет перенесена в верховья Кодорского ущелья – в единственный район Абхазии, неконтролируемый ее де-факто властями.

Основной процент 4-тысячного населения ущелья составляют сваны, которые с точки зрения этнического родства ближе к грузинам, чем к абхазам.

Заявлению главы Грузии предшествовали события в Кодорском ущелье, когда для подавления мятежа отряда ополченцев во главе с Эмзаром Квициани туда были направлены грузинские военные подразделения.

Квициани, в свое время являвшийся полномочным представителем Тбилиси в этой части Грузии, фактически создал в Кодори параллельное правление, которое опиралось на вооруженное ополчение – группу в составе около 350 человек. Тбилиси до поры до времени поддерживал существование этого отряда, возложив на него функцию защиты Кодори от возможных вторжений с абхазской стороны. Однако правительство Саакашвили, пришедшее к власти в результате ноябрьской «революции роз» 2003 года, потребовало от ополченцев сдать оружие. Квициани, отказавшись подчиниться, ответил уничижительными заявлениями в адрес некоторых высокопоставленных чиновников. Противостояние разрешилось в июле после прибытия в ущелье грузинского спецназа.

После той молниеносной военной акции, которую грузинское руководство предпочитает называть «полицейской операцией», не нарушающей, как оно утверждает, заключенных с Абхазией соглашений о демилитаризации, Тбилиси и Сухуми не перестают обвинять друг друга в концентрации в ущелье военной силы и обмениваются воинственными заявлениями.

Ситуацию обострило выступление Саакашвили по поводу переноса в Кодори действующего в изгнании абхазского правительства.

«Легитимному правительству Абхазии нечего делать в Тбилиси. Теперь это правительство сядет в Кодори. Кодорское ущелье станет временным легитимным административным центром Абхазии», – заявил президент Грузии Михеил Саакашвили 27 июля.

Он поручил начать в этом труднодоступном горном регионе, долго остававшегося на задворках внимания властей, масштабные реабилитационные работы, в том числе ремонт школ и больниц, строительство вертолетных площадок, расширение действующего аэродрома, а также восстановление дорог. При этом Саакашвили призвал действующее в изгнании правительство перебраться в Кодори в кратчайший срок – до снегопадов, которые обыкновенно начинаются здесь уже осенью, полностью изолируя регион от внешнего мира.

«Жители Кодорского ущелья должны почувствовать, что они часть цивилизованного мира. Тут нужно построить новые мини-города, тысячи домов, развить инфраструктуру... Остальная Абхазия, на примере Кодорского ущелья должна увидеть, что в этом стратегическом месте абхазской территории власти Грузии сделали за месяц то, что они не смогли сделать за многие годы» – заявил Михеил Саакашвили.

На создание в Кодорском ущелье необходимой инфраструктуры он дал один месяц, пообещав, что в случае задержки ответственные лица будут «отвечать головами».

Де-факто власти Абхазии называют решение Тбилиси о перебазировании в ущелье действующего в изгнании правительства «провокацией».

«Кодорское ущелье - это территория Абхазии, и Абхазия оставляет за собой право, когда сочтет нужным, решить эту проблему», - заявил абхазский президент Сергей Багапш.

Власти в Сухуми встревожены: намерения Грузии им представляются идущими гораздо дальше наращивания военного присутствия в Кодори или переноса туда действующего ныне в Тбилиси абхазского правительства. Усилия, принимаемые грузинским руководством для возвращения ущелья под свой контроль, интерпретируются в Абхазии как первый шаг к захвату всей Абхазии.

Перспектива войны кажется неизбежной многим абхазам. Чтобы быть готовыми к отражению возможных нападений со стороны Грузии, абхазские вооруженные силы проводят учения, объявлена мобилизация резервистов, основную часть которых составляют участники боевых действий 1992-93 годов.

Эскалация напряжения в Кодори совпала с обострением ситуации в Гали – населенном грузинами районом, находящимся под контролем сухумских властей.

Государственный министр Грузии по вопросам урегулирования конфликтов Мераб Антадзе заявил, что в Гальский район абхазской стороной были введены дополнительные вооруженные подразделения, вынуждавшие местное население копать для них окопы и укрепления. 17 августа в зоне Гальского района из автоматического оружия были обстреляны две машины миссии наблюдателей ООН. Никто не пострадал.

Представители де-факто властей Абхазии заявляют, что Тбилиси уже нарушил соглашение о прекращении огня 1994 года, направив в Кодори силы министерства обороны, которые, по их утверждению, находятся там по сей день. Грузинское руководство эти обвинения отрицает, заявляя, что в ущелье находится лишь инженерный взвод Минобороны, участвующий в реабилитационных работах, а обеспечением безопасности ущелья занимаются полицейские подразделения.

Внести ясность в ситуацию мог бы мониторинг ущелья, на проведении которого настаивает Миссия ООН по наблюдению в Грузии. Свои мониторинговые операции в Кодори МООНГ прервала около трех лет назад, объяснив свое решение тем, что установившееся там беззаконие угрожало безопасности ее наблюдателей.

«Чтобы развеять озабоченность обеих сторон, нужно как можно скорее провести открытую и прозрачную инспекцию всего Кодорского ущелья», - заявил главный военный наблюдатель МООНГ генерал-майор Кхан Хаттак.

Однако запланированный 20 августа мониторинг Кодорского ущелья не состоялся - по одной из версий, из-за непогоды.

Между тем военные наблюдатели Миссии официально зафиксировали, что, введя – в рамках операции против Квициани – свои спецподразделения в Кодорское ущелье, грузинская сторона действительно нарушила мирное соглашение от 1994 года.

Однако Госдепартамент США, по всей видимости, относится к действиям Тбилиси в Кодорском ущелье с одобрением, что вызывает большое недовольство в Сухуми.

«Правительство Грузии продемонстрировало, что очень осторожно и аккуратно может урегулировать любой конфликт. Меры, которые были приняты руководством Грузии в Кодорском ущелье, осуществлялись в рамках закона. Это была операция против криминалов, которые создавали угрозу для региона и местного населения. Такие операции Грузия может проводить в любом уголке на территории своего государства», - заявил в ходе пребывания в Тбилиси заместитель советника госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Метью Брайза, тут же выразив надежду, что «все остальные конфликты на территории Грузии будут урегулированы также мирно, как и кодорский».

Между тем Грузия отвечает отказом на требования Москвы осуществлять любой мониторинг в Кодорском ущелье с участием дислоцированных в Абхазии российских миротворцев.

«Суверенное право Грузии - допустить к мониторингу тех наблюдателей, кого мы считаем объективными, - сказал заместитель министра обороны Грузии Мамука Кудава. - Российские миротворцы не являются по нашему мнению объективными, поэтому мы не считаем необходимым их участие в мониторинге ущелья».

Некоторые грузины, бежавшие из Абхазии в начале девяностых годов, усматривают в новых «кодорских» планах руководства Грузии свидетельство того, что оно, наконец, серьезно решило заняться урегулированием абхазской проблемы.

Другие считают, что перебазирование в ущелье действующего в изгнании правительства Абхазии потребует огромных средств, которые, по их мнению, было бы правильнее потратить на тех, кого война лишала крова над головой.

«На то, чтобы перевести правительство в Кодори, выделяются миллионы, а беженцам, которых выселяют из гостиниц, где они временно проживали, в качестве компенсации предлагают лишь по 7 тысяч лари, на которые невозможно купить жилье», - говорит 42-летняя беженка из Абхазии Мзия.

«Раз правительство решило, что легитимные власти должны перейти в ущелье, значит, так оно и будет, нам остается только надеяться, что этот шаг поможет со временем вернуться в наши дома».

Гиоргий Купатадзе, корреспондент информационного агентства Black Sea Press, Тбилиси. Инал Хашиг, соредактор издаваемой при поддержке IWPR газеты «Панорама», Абхазия