Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Когда речь идет о средствах массовой информации у жителей Туркменистана выбора практически нет

Константин Арзыбов, Ашгабат.
By Konstantin Arzybov

Национальная телерадиокомпания Туркменистана (ТМТ), которая является полным монополистом в области теле- и радиовещания на территории Туркменистана, была организована в 1992 году на базе Государственного комитета Туркменской ССР по телевидению и радиовещанию (Гостелерадио ТССР) и является юридическим правопреемником этого комитета.


В настоящее время ТМТ Коллектив телерадиокомпании готовит создание передач для двух собственных телеканалов ТМТ-1 и ТМТ-2 в количестве 28 часов ежесуточно, а для радиовещания - 36,4 часов в сутки.


Кроме того, ТМТ контролирует распространение на территории страны программ российской телекомпании ОРТ (5 часов в сутки в среднем) и передач российской радиостанции "Маяк" (19 часов в сутки). Кроме того, обеспечивается трансляция передач канала "Авразия" ("Avrasya") Турецкой государственной телерадиокомпании TRT, по 4 часа в среднем ежесуточно.


Имеющиеся передатчики дают возможность принимать телесигнал канала ТМТ-1 на 98% территории Туркменистана, ТМТ-2 - на 72% территории, и ОРТ - на 96% территории. Передатчик, обеспечивающий трансляцию канала "Авразия", весьма маломощен, что позволяет смотреть эту программу практически только в столице Ашхабаде, впрочем, с апреля 1997 года теле сигнал ТМТ-1 подается для ретрансляции на космический спутник, на котором арендован один из сегментов. Разумеется, при наличии у зрителя спутниковой телеантенны, это может гарантировать прием данной программы на всей территории Туркменистана.


Надо отметить, что приведенные данные о среднесуточном вещании телеканалов являются крайне приблизительными, причем как относительно туркменских телеканалов, так и для российского ОРТ. Дело в том, что публикуемая в газетах программа передач на деле является весьма и весьма относительной.


В отношении ТМТ-1 и ТМТ-2 отсутствие зрительского интереса проявляется в том, что их с полным правом можно назвать "президентскими". Стоит произойти мало-мальски значительному (для президента страны) событию, например, очередному заседанию Кабинета Министров, главою которого он является, побывать с поездкой в той или иной области, а то и с визитом за рубежом, как выпуски новостийных информационных программ вместо положенных 15-20 минут могут идти часами, причем неоднократно повторяясь. Из-за этого эфир многих передач сдвигается, а поскольку отменяют их нечасто, то иногда фильм, запланированный на 10 часов вечера, начинается в час ночи.


С творческой стороны программы ТМТ-1 и ТМТ-2 можно охарактеризовать как весьма низкопрофессиональные, во многом дублирующие друг друга. В них огромное место занимает освещение деятельности президента Туркменистана Сапармурата Ниязова, крайне назойливая пропаганда его политики. Любое событие подается исключительно в позитиве. Разумеется, такое положение вещей исключает из поля зрения журналистов огромное количество тем и событий, что влечет за собой неупоминаемое, но реально существующее массовое недоверие телезрителей к отечественным телеканалам.


В народе бытует такой анекдот: «Разговаривают два жителя страны. Один говорит: телевизор включаешь – Ниязов, радио включаешь – опять он же, боюсь утюг включать, вдруг тоже Туркменбаши».


«Мне стыдно, что мои бывшие коллеги совершено извратили понятие телевидения» – заявил Аман Х., бывший работник телевидения. «Даже в самые застойные годы советского периода такого ужаса и с точки зрения журналистики и с точки зрения технического профессионализма, не было» – продолжает он, мы снимали совсем на другие камеры, монтировали на технике стран социализма, но делали программы, которые смотрели люди».


Такое положение дел не устраивает не только рядовых жителей, но и самого президента. Неоднократно выступая на встречах с работниками телекомпании или на заседании правительства он постоянно отмечает навязчивый стиль работы туркменского телевидения - либо концерты, либо официоз. Однако несмотря на вышестоящее указание, в работе туркменских тележурналистов ничего не изменилось.


В начале ноября 1998 года по идеологическим соображениям был практически отключен канал общественного российского телевидения (ОРТ) в связи с чем вещание сократилось с 18 до пяти часов в будние дни. В выходные дни трансляция идет до 23 часов. Более того, трансляция ОРТ проходит предварительную цензуру, все программы просматриваются специальной комиссией и идут в эфир уже в записи, благо программы снимаются со спутника вещающего на Дальний Восток. Естественно все, что в любой степени не удовлетворяет комиссию бракуется и снимается с показа. В основном это программы и фильмы с присутствием обнаженных тел, политические передачи, в которых так или иначе негативно затрагивается Туркменистан. Встречаясь, в ноябре 1998 года с председателем Госдумы России Геннадием Селезневым президент Туркменистана Сапармурат Ниязов так заявил о необходимости предварительного просмотра российских программ «Нам не нужны эти ваши обнаженные, кровью облитые…». Все это по мнению туркменского лидера делается для того, чтобы оградить зрителя республики от нежелательных кадров. Если судить по телепередачам, транслируемым по ОРТ-Туркменистан, то самая любимая программа в республике это «Играй, гармонь» или «Подводная одиссея команды Кусто».


Проезжая по улицам столицы Туркменистана, можно наблюдать следующую картину: стены многоэтажек буквально усыпаны параболическими антеннами. В основном они настроены на несколько российских каналов «ТВ-6», ТВЦ, РТР и ОРТ, лишь немногие в состоянии поставить цифровые тюнера для приема НТВ. Семьи побогаче, и имеющие при этом собственные дома, во дворах ставят поворачивающиеся «тарелки», что дает возможность принимать программы и других, кроме России, государств. Парадокс, но в ряде районов Туркменистана, где проживает сельское коренное население, плохо или недостаточно говорящее по-русски существует техническая возможность принимать российские программы не устанавливая спутниковых антенн. В тоже время в городах, а в некоторых до сих пор сохраняются большие диаспоры русских и русскоязычных, такой возможности без ущерба для семейного бюджета нет.


В начале 90-х годов в Ашхабаде и в некоторых областных центрах была попытка организовать систему кабельного телевидения, хотя назвать это телевидением в чистом виде сложно, скорее кинопоказ – то есть демонстрация фильмов с видеокассет, но эта идея не пришла по душе руководству, что естественно повлекло за собой закрытие частных фирм и полной ликвидации самого желание создать, что-то независимое от властей.


Единственный доступный в идеале и не запрещенный государством способ получения достоверной или хотя разнообразной информации, это подписка на периодическую печать в том числе и российскую. Теоретически граждане Туркменистана имеют право подписаться на российские газеты и журналы с помощью государственной системы «Туркменпочта». Правда для этого необходимо иметь валюту (доллары или российские рубли), которые купить официально в Туркмении невозможно. Кроме того, лишь последние год-полтора стало возмоно придти на почту и подписаться на российские газеты. Обычно ситуация разворачивалась так: за 15 минут до окончания рабочего дня объявлялась подписка, а на следующий день утром подписка закрывалась, так что большинство желающих просто не успевало оформить подписку. В периодическую печать российские газеты и газеты других стран не поступают.


Хотя ситуацию с возможностью получать разнообразную информацию в Туркменистане и нельзя назвать блокадой, но все предпосылки для этого существуют: жесткий государственный контроль плюс финансовые возможности. В республике периодически возобновляются служи, что президент запретит использование спутниковых антенн. Если это произойдет, то тогда блокада наступит, а пока народ ждет и терпит.


Константин Арзыбов, псевдоним журналиста в Ашгабате.