Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КИРГИЗСТАН: ЧИСЛО БЕРЕМЕННЫХ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ УВЕЛИЧИВАЕТСЯ ИЗ-ЗА ИХ НЕВЕЖЕСТВА

Сексуальное образование остается спорным вопросом в Киргизстане, где нежелательная беременность обычно прерывается абортом.
By Aida Kasymalieva

Уехав на учебу из села в город Ош на юге Киргизстана, 15-летняя Мыскал начала новую жизнь с большим энтузиазмом.


В родном селе девушкам запрещалось выходить на улицу после 6 часов вечера, а в городе Мыскал оказалась свободной от таких ограничений. В выходные дни она веселилась со своими новыми друзьями, а тете, у которой она жила, говорила, что едет в село навестить родителей.


В Оше она обзавелась парнем и, всего через шесть месяцев после приезда в город, пополнила быстрорастущие ряды беременных несовершеннолетних киргизских девочек. Отец будущего ребенка вскоре исчез, уехав в Россию, и больше не появлялся.


Как и большинство киргизских девушек, оказавшихся один на один со своей проблемой, Мыскал нашла выход в аборте.


«Я не знаю, почему Мыскал так поступила, то есть забеременела», говорит ее мать Бурул. «У нас в деревне строгие правила. Может все дело в том, что она после строгих законов попала в город, где все свободны. Мыскал была неграмотна, не знала, что такое секс вообще».


Хотя министерство здравоохранения Киргизстана утверждает, что с 1999 года число абортов ежегодно уменьшается на одну треть, на самом деле их число вызывает тревогу. Одна из десяти женщин по крайней мере один раз делает аборт. Специалисты говорят, что невозможно назвать точное число киргизских женщин ежегодно прерывающих нежеланные беременности, так как эта операция проводится по требованию желающих.


Именно подростки все чаще стараются наскрести 10-20 долларов, необходимых для проведения этой процедуры. «Мне 16 лет. Я забеременела от парня, который отказывается на мне жениться. Теперь я не знаю, что мне делать», говорит девушка, ожидающая приема у врача в женской клинике Бишкека.


«Рассказать родителям я не смогу. Сейчас жду, что скажет врач. Но я до конца не решила, сделать аборт или нет».


Осведомленные в этом вопросе люди, как, например, гинеколог Кубанычбек Аскулиев, объясняют повышение числа беременностей среди подростков «полным отсутствием у них информации о безопасном сексе и контрацепции».


«Все они просят сделать им аборт, потому что они еще очень молоды и не замужем. Почти у всех тяжелое социальное положение», говорит он. «Замечу, что к нам такие молодые девушки приходят ежедневно. В последнее время есть такая тенденция: с ранней беременностью к нам подходят деревенские девушки, которые неграмотны».


Сексуального образования в киргизских школах практически нет. Любая попытка открыто заняться этой проблемой вызывает смущение и категоричное сопротивление большей части общества. Им кажется, что сами девушки виноваты в том, что они беременеют.


«Наши учителя никогда не говорят о сексе. Если произнесешь это слово, они начинают краснеть. Мы можем говорить об этом только между девушками и читать некоторые газеты», говорит подросток Алтынай Саманова.


Учительница средней школы Таттыгул Самудинова признает, что беременность среди подростков - проблема, но утверждает, что школа старается бороться с ней.


«Мы не разрешаем девочкам носить короткие юбки, красить ногти и губы, есть общепринятая форма. Потом они уходят домой, где ими должны заниматься родители», сказала Самудинова IWPR.


Родительница Динара Калбаева назвала такой подход «смешным». Она считает, что современным детям нужен современный подход.


«Им нужно все объяснять уже с 6 класса, показывать документальные фильмы, читать лекции. Вместо этого, учителя краснеют на уроках анатомии в 9 классе. Сексуальному воспитанию отведен 1-2 урока один раз в год только в девятом классе. Именно из-за замалчивания школьницы сильнее тянутся к запретному плоду», говорит она.


Ранее предпринимались некоторые попытки по сексуальному образованию подростков. В киргизских школах с 2000 года использовалась книга под названием «Здоровый образ жизни».


Однако, книга, содержащая информацию о планировании семьи, безопасном сексе, СПИДе и сексуальном насилии, вызвала бурные споры. Она была названа развратной некоторыми группами, в том числе и консервативным Комитетом по защите чести и достоинства во главе с Акином Токталиевым, которого возмутили чрезмерные откровения в деликатных, как ему казалось, вопросах и некачественный перевод на киргизский язык.


«Наших детей учат разврату: анальному, оральному и разным видам секса. Эта книга противоречит киргизскому менталитету, традициям и обычаям», заявил он.


Омбудсмен и бывший кандидат в президенты Киргизстана Турсунбай Бакир уулу - еще один оппонент сексуального образования в школе, открыто высказывающий свое мнение.


«Не нужно про это говорить детям», говорит он. «Я человек старомодный. Мое поколение не было таким развращенным, как нынешнее. Зачем в школе рассказывать о сексе?».


Автор книги «Здоровый образ жизни» Борис Шапиро сказал IWPR, что написал эту книгу, чтобы информировать киргизских подростков о том, как избежать «болезни невежества» типа СПИД. Он утверждает, что в ней нет ничего развратного.


«Авторы книги использовали конкретные реальные случаи из жизни киргизских подростков, многие из которых неоднократно подвергались физическому насилию. Как мы можем сказать «нет» таким темам, как СПИД, сексуальное насилие, нежелательная беременность? Давно уже пора забыть про стыдливость и учиться», сказал Борис Шапиро.


Есть мнение, что возрастающее число беременности среди подростков следует объяснить тяжелым экономическим положением в Киргизстане. Раньше женщина сидела дома и воспитывала детей, а теперь вынуждена уходить из дома и зарабатывать на жизнь, предоставляя детей самим себе.


Челночница Майрамкан Орокова говорит, что у нее не остается иного выбора, как оставлять свою 14-летнюю дочь одну на время поездок на заработок в Россию или Казахстан. «Я знаю, что в этом возрасте нельзя оставлять ее без внимания, однако наши условия диктуют другое», говорит она.


«Воспитанием детей никто не занимается. Мать и отец заняты, зарабатывают деньги. Дети предоставлены сами себе, улице, телевидению. Они воспитываются на программах МТВ, где пропагандируют секс», говорит домработница, мать четырех школьников Касиет Садыкова.


Жамал Фронтбек кызы, глава общества женщин-мусульман «Мутакалим» считает, что Киргизстану нужна общереспубликанская кампания по планированию семьи. Однако другим кажется, что выходом может стать запрет на аборты.


В июне Бакир уулу предложил запретить аборты позже двенадцатой недели беременности, но это предложение было встречено с неодобрением многими врачами, которые считают, что в случае принятия такого правила и без того плохая ситуация ухудшится.


«Этот вид медицинских услуг уйдет в тень, еще больше чем сейчас. Знахарки и врачи-нелегалы будут наживаться, подвергая опасности здоровье и жизнь женщин», сказала заведующая кафедрой гинекологии и акушерства Медицинской Академии Сайкал Бозоева.


Несмотря на то, что существующая система далека от совершенства, по мнению гинеколога, которая предпочла не называть своего имени, большинство ее коллег по профессии подходят к делу с ответственностью.


«Не нужно обвинять нас в том, что мы делаем. В конце концов мы все выполняем грамотно. Вы не думайте, что мы делаем аборты на 4-5 месяце беременности», сказала она.


А тем временем Мыскал вернулась в село и собирается выйти замуж. Она решилась на радикальный поступок: заплатить врачу, который восстановит девственную плеву, чтобы муж не узнал о ее секрете. Она надеется, что ее решение прервать первую беременность не будет иметь далеко идущие последствия.


«Надеюсь, все будет хорошо, но все же боюсь, что не смогу больше забеременеть», говорит она.


Аида Касымалиева, корреспондент радио «Азаттык», киргизской службы радио RFERL, Бишкек.