Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАСПИЙСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ ТУРКМЕНИСТАНА И АЗЕРБАЙДЖАНА: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ

Противоречия между Баку и Ашгабадом, долгое время находившиеся в латентном состоянии, начинают проявляться открыто.
By Nazik Ataeva

С обретением независимости, став нейтральным государством, Туркменистан начал строить «новые», отличные от прежних, отношения с бывшими республиками Советского Союза. Зачастую отношения эти складывались довольно своеобразно.


Первым шокирующим фактом стало решение Туркменистана в июне 1999 года о вводе визового режима для граждан всех стран СНГ. Тогда это событие имело широкий резонанс в обществе.


В июне этого года (похоже, что все «великие дела» в этом государстве по случайному совпадению приходятся именно на первый месяц лета) МИД Туркменистана объявил сенсационную новость: резиденция посла государства Туркменистан переносится из Баку в Ашгабад. Объясняется это самыми разными причинами, одна из них - «временные финансовые трудности». Следует, кстати, заметить, что внезапно схватившийся за свой карман Туркменбаши, частенько называет себя кредитором стран СНГ. И небезосновательно. Например, долг Украины Ашгабаду составляет больше 400 миллионов долларов.


Посольство Туркменистана в Азербайджане было открыто летом 1999 г. «Перенесение» резиденции посла по сути дела означает, что последний перестает быть послом и становится «отзывником».


В сообщении туркменского МИДа для средств массовой информации говорится: «Четвертого июня Туркменистан официально проинформировал Азербайджанскую Республику о временном переносе резиденции Чрезвычайного и Полномочного Посла Туркменистана из Азербайджана в Ашгабад».


Соответствующая нота была направлена в Баку. Нет сомнений, что посольство без посла - это не посольство, и Ашгабад тем самым идет на крайнее обострение отношений с Баку с целью вынудить его отказаться от спорных месторождений «Азери» и «Чираг» (в туркменской транскрипции - «Туркменбаши» и «Осман»). Иначе нельзя истолковать следующую фразу в официальной ноте: Туркменистан «рассчитывает, что данное решение будет с пониманием воспринято» азербайджанской стороной.


Однако вряд ли отсутствие туркменского посла или даже полный разрыв дипломатических отношений с Туркменистаном заставит Баку отказаться от своих планов. А посол Туркменистана в Азербайджане, находящийся в Ашгабаде, не сможет способствовать налаживанию диалога между двумя странами по вопросам тех же самых спорных месторождений.


У Туркменистана, кстати, не так много посольств, и до сих пор ни одно из них не было закрыто по финансовым причинам. В комиссии по международным вопросам Милли меджлиса (парламент Азербайджана) считают, что все споры между Азербайджаном и Туркменией можно решить «на основе диалога, обмена мнениями и конструктивного сотрудничества». Можно. Только вот диалога между двумя тюркоязычными государствами, членами СНГ, не получается.


Конечно, перенесение резиденции посла - это непродуманная акция, это шаг к дальнейшему углублению противоречий. Все знают их истинную причину: двум государствам никак не удается договориться по спорным нефтяным месторождениям на Каспийском море. И международное сообщество, и Россия признают права азербайджанской стороны на них. Туркменистану же, как известно, никто не указ. Кстати, тот факт, что Сапармурат Ниязов не приехал на недавний минский саммит СНГ, прислав вместо себя чиновника не самого высокого ранга, свидетельствует о многом.


Еще в мае 1997 года Ниязов, встретившись с Гейдаром Алиевым в Ашгабаде, заявил, что месторождения «Азери» (оно же - «Туркменбаши») и частично «Чираг» принадлежат Туркмении. Ситуация стала взрывоопасной, поскольку Баку уже подписал контракты с иностранными компаниями на разработку этих месторождений.


Другая веха в этом противостоянии связана с подписанием в Москве 4 июля 1997 года азербайджано-российского соглашения о совместном освоении месторождения «Кяпаз» (туркменское название - «Сердар»). На другой же день МИД Туркмении выразил протест, в итоге Москве пришлось срочно аннулировать сделку - кардинально портить отношения с Туркменбаши не хотелось.


Глубокие противоречия между Баку и Ашгабадом, долгое время находившиеся в латентном состоянии, похоже, начинают проявляться открыто.


О политической подоплеке ситуации с резиденцией посла обе стороны предпочитают не говорить, она и так бросается в глаза. В Азербайджане пытаются делать вид, что «за данным решением не стоят политические причины». Однако истинные причины происходящего ни для кого не являются секретом.


Предметом спора стали два месторождения в центральной части Каспия - «Осман» («Чираг») и «Туркменбаши» («Азери»). Недавно Азербайджан ответил отказом на призыв Ашгабада прекратить все работы на спорных месторождениях. При этом туркменская сторона предложила привлечь к разрешению спора специалистов международных организаций. Однако предложение Ашгабада разделить спорные участки по методу равноудаленных по широтам точек не нашло отклика у Баку.


Судя по всему, туркменская сторона настроена крайне решительно и не собирается поступаться национальными интересами. Поэтому вряд ли начавшийся скандал будет исчерпан в ближайшее время.


По сведениям источника из туркменского руководства, сообщенным в интервью агентству «Интерфакс», Туркменистан собирается предпринять жесткие меры в том случае, если не договорится с Азербайджаном по вопросу раздела Каспия.


Видимо, Туркменистан на мир на Каспии не уповает, так как начал закупать военные катера для отпора «нарушителям водных границ». Учитывая, что Туркменистан считает разрабатываемые Азербайджаном месторождения своей территорией, нарушителями границы могут считаться и азербайджанские нефтяники.


В заявлении МИДа Туркменистана однозначно говорилось о том, что в условиях, когда переговоры об определении правового статуса Каспийского моря еще не завершены, односторонние действия, связанные с эксплуатацией нефтяных месторождений, отрицательно сказываются на политическом климате в регионе и чреваты «непредсказуемыми последствиям».


В военную мощь Туркменистана никто не верит, как и в возможность ее укрепления с помощью новых приобретений - военных катеров.


Однако полученная из туркменских и украинских СМИ информация оптимизма не внушает. Недавно в СМИ муссировались сообщения о том, что Туркменистан закупил у Украины 20 военных катеров типа «Гриф» и «Калкан». Кроме того, в распоряжение туркменских пограничников поступил патрульный катер известной марки «Поинт Джексон». Он причалил в каспийском порту Туркменбаши после завершения реализации совместного плана военного сотрудничества между Вооруженными силами Туркменистана и центральным командованием Министерства обороны США. В рамках этой программы экипаж катера прошел специальную подготовку во Флориде, а затем, приняв в конце апреля судно в турецком порту Измир, под туркменским флагом привел его на Каспий.


Катер поступил в распоряжение отдельного дивизиона пограничных сторожевых кораблей пограничной службы Туркменистана и отныне будет охранять морские рубежи государства.


Примечателен и недавний смотр, произведенный президентом Туркменистана Сапармуратом Туркменбаши в военно-морских частях.


На фоне предшествующих событий перемещение посольства в Ашгабат случайным никак не назовешь. Ведь когда стороны начинают размахивать кулаками, дипломатам делать нечего.


При всей своей несговорчивости официальный Ашгабад старается, правда, сохранить видимость добрососедских отношений. Именно так можно расценить тот факт, что туркменский посол не был отозван из Баку, а всего лишь перемещен. Такой оборот событий всегда можно объяснить финансовыми затруднениями, особенно на тот случай, если бряцание оружием все же произведет впечатление на противника и он, Азербайджан, пойдет на уступки.


Независимый, нейтральный Туркменистан, как любит говорить о своем государстве Сапармурат Туркменбаши, все больше становится похожим на «вооруженный» Туркменистан.


Назик Атаева, журналист из Туркменистана