Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАРАСУУ: ЗАТИШЬЕ ПЕРЕД БУРЕЙ?

Жители приграничного города Карасуу спокойно воспринимают сообщения о готовящемся штурме города правительственными войсками.
By Sultan Kanazarov

В узбекском городе Карасуу лишь некоторая нервозность местных лидеров да разгромленные административные здания напоминают о том, что происходило здесь в минувшие выходные. Население города смело власть и теперь ожидает возможного штурма Карасуу правительственными войсками.


Кыргызские журналисты, которым удалось попасть в узбекский Карасуу 15 и 16 мая, увидели здесь вполне нормальную обстановку, хотя в предшествующие дни местная власть была фактически свергнута народом.


Ничто не предвещало, что Карасуу может стать очередной жертвой правительственных войск, разве только то, что весь город был оцеплен солдатами, которые никого не впускали и не выпускали.


Узбекская часть когда-то единого города Карасуу называется Корасув. Здесь граница между Узбекистаном и Кыргызстаном проходит по реке Шахрихансай. 14 мая – вслед за кровавыми событиями в Андижане – местное население подняло мятеж.


Жители подожгли административные здания и взяли в заложники районного главу Маликжана Касымова. Судя по всему, беспорядки носили стихийный характер. Все, что объединяло жителей Карасуу с андижанцами, это – недовольство властью и состоянием экономики. Больше всего они желали восстановить прерванные торговые связи с соседним Кыргызстаном.


При помощи крана и сварочного аппарата они восстановили один из мостов, когда-то связывавших узбекскую и кыргызскую стороны реки, но демонтированный по инициативе узбекской стороны с целью отгородиться от соседа. Пешеходный мост удалось отремонтировать, а автомобильный мост восстанавливается.


Узбекистанцы потянулись на кыргызскую территорию, и кыргызские пограничники им не препятствовали.


Два года назад узбекские власти демонтировали мосты, чтобы отгородить узбекскую часть Карасуу от кыргызской. На кыргызской стороне находится крупный оптовый рынок, где торговцы со всей Ферганской долины закупали ширпотреб. Цель узбекского правительства была поставить заслон импорту, что и было достигнуто наиболее простым способом с помощью демонтажа мостов.


Движение людей через границу в обоих направлениях резко сократилось, но наиболее отчаянные узбекистанцы продолжали с риском для жизни переходить на кыргызскую сторону по самодельной канатной дороге. А кыргызстанцы наведывались на узбекскую сторону за сельскохозяйственной продукцией, которая в Узбекистане стоит дешевле.


Когда журналисты попали на контрольно-пропускной пункт Торт-Коча, там находился губернатор Ошской области Анвар Артыков со своими заместителями. Артыков вел переговоры с узбекским хокимом Маликжаном Касымовым, который вроде бы накануне был взят в заложники жителями Карасуу. Видимо, они оставили ему свободу передвижения.


Узбекский чиновник стоял, понурив голову, а Артыков укорял его: «Что же это делается, коллега? У нас в марте было больше митингующих, но мы смогли с ними договориться, убедить их не громить здания».


Касымов только твердил: «Обязательно наведем порядок». Когда же мы последовали за ним на узбекскую территорию и попросили прокомментировать ситуацию, то он, уже совершенно другим, почти железным голосом сказал, что мы вторглись на территорию другого государства и должны немедленно ее покинуть.


Однако мы не придали значения словам чиновника, который, находясь в заложниках, не мог отдавать подобные приказания, и продолжили свой вояж на территорию сопредельного государства.


На центральной улице Карасуу нас окружили люди, которые хотели что-нибудь сказать в микрофон.


Мы отправились по городу, чтобы увидеть собственными глазами, что же здесь произошло. Мы увидели обгоревшие государственные учреждения, в том числе – отдел милиции, здания налоговой инспекции, таможни, пограничной службы и районной администрации. Повсюду валялись каски, милицейская амуниция, какие-то документы.


В уцелевших зданиях никого нет. Рядом играют дети, на некоторых из них надеты каски.


Здания полностью выгорели, повсюду битое стекло. Тут же из поврежденных газовых труб идет сильная утечка, и даже на улице от запаха газа у нас закружилась голова, и мы поспешили покинуть это место


На улицах мы не увидели ни одного сотрудника силовых структур и никого похожего на чиновника.


Один аксакал упорно подметал улицу, скорее всего - по собственной инициативе пытался навести порядок в разрушенном городе.


На мосту с узбекской стороны скопилось множество людей с большими баулами. Они ждали своей очереди, чтобы попасть в кыргызский Карасуу. Нас они встретили дружелюбно. «Вот, наконец-то, восстанавливают «дорогу жизни». Теперь сможем навещать родственников и работать на базаре», - сказал пожилой человек по имени Зафар.


Когда мы вернулись на следующий день, мы столкнулись с группой людей – предположительно предводителей или организаторов мятежа. Они с подозрением отнеслись к журналистам, опасаясь, что мы передадим сведения о них узбекистанским спецслужбам. Стоило немалого труда убедить их, что мы – журналисты из Кыргызстана, и наша цель – донести правду до мирового сообщества.


Эти люди на удивление легко отнеслись к тому, что город оцеплен войсками и уже вечером 16 мая может начаться штурм города. «Кого они собираются штурмовать? - сказал один из них. – В городе все спокойно, нет никаких протестов и скоплений народа».


Потом мы обошли все посты на узбеко-кыргызской границе. Нас поразило невиданно вежливое отношение кыргызских пограничников к журналистам. Мы только и слышали: «Проходите, пожалуйста, фотографировать запрещено, но вам можно, лишь бы начальство не видело». Такие же вежливые офицеры дали солдатам приказ «сопроводить господ журналистов, куда они пожелают». Также вежливо кыргызские пограничники ведут себя и с беженцами.


В отличие от своих кыргызских коллег, узбекские пограничники, одетые в бронежилеты и каски при температуре около 30 градусов, ведут себя нервно и напряженно.


На посту «Достук» - самом крупном пропускном пункте на узбеко-кыргызской границе - юркий мальчишка – таксист на вид лет 16-ти предлагал свои услуги, мол, отвезет куда угодно. Мы попросили его отвести нас в центр Андижана.


Он немного подумал и назначил цену – 12 долларов. При этом добавил, что гарантирует еще и личную безопасность.


Аксакал, который слышал наш разговор, предостерег нас: «Ребята, вы так не шутите, вас могут там расстрелять. Никто не будет разбираться, кто вы такие и зачем пожаловали в Андижан».


Султан Каназаров - корреспондент «Азаттык» - кыргызской службы Радио «Свобода».