Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Карабахское село: затянувшееся ожидание возвращения к нормальной жизни

Для живущих в зоне конфликта азербайджанцев война продолжается по сей день.
By Joshqun Eldaroglu
В этом месяце члены Организации Объединенных Наций будут обсуждать карабахскую проблему, что, возможно, сдвинет с места застоявшийся процесс мирных переговоров между Азербайджаном и Арменией.

В повестке дня предстоящей сессии ООН вопрос Нагорного Карабаха стоит сразу после «Афганистана» и «Ближнего Востока», однако, если судить по предыдущим обсуждениям, маловероятно, что ему будет присвоен такой же, как у них высокий статус – статус проблемы особой важности.

И все же азербайджанцы, которые живут рядом с разделяющей стороны в конфликте «линией фронта», надеются на сочувствие высокопоставленных политиков, на то, что те помогут вернуть им нормальную жизнь, утраченную ими после того, как началась карабахская война.

Соглашение о прекращении огня, положившее конец вооруженной фазе конфликта вокруг Нагорного Карабаха, было подписано в 1994 году. Но в селе Алханлы, что находится у самой линии соприкосновения азербайджанских и армянских войск, сегодня взрослеет поколение, для которого все эти годы война не переставала быть фактом повседневной жизни.

Зеленые поля, тянущиеся вдоль ведущей в село дороги, являют собой картину покоя и сельской благодати, однако сама дорога по сей день сохраняет на себе следы 16-летней давности – от гусениц танков и взрывов бомб, а в селе тут и там чернеют останки сгоревших домов.

Алханлы – одно из самых крупных сел Физулинского района, общая протяженность его земель составляет 12 километров. Посетивший Алханлы корреспондент IWPR нашел его жителей лихорадочно собирающими урожай и все еще мучающимися воспоминаниями о пережитом во время войны.

Летом 1993 года село было захвачено армянскими войсками. Вернуть Алханлы под свой контроль Баку удалось спустя несколько месяцев – в начале 1994 года.

«Разве можно забыть 23 августа? Каждый как мог пытался спастись. Когда мы покидали село, в машину, которая ехала перед нами, попал снаряд «Града». Целая семья погибла в один миг», - рассказывает со слезами на глазах Элира Махмудова.

«Многие так никогда и не вернулись в Алханлы. Дома некоторых расположены очень близко к линии фронта, там жить небезопасно, иногда постреливают. А другие оказались неготовыми все начинать с нуля».

Сегодня беженцами по-прежнему остаются около миллиона азербайджанцев. Они – жертвы конфликта, попытки разрешить который осложняют притязания армянонаселенного Нагорного Карабаха на получение международно-признанного статуса независимого государства. Карабахские власти требуют включения Карабаха в переговорный процесс в качестве одной из сторон в конфликте. Против этого категорически выступает Азербайджан, который продолжает рассматривать Карабах как часть своей территории, как мятежную провинцию, самовольно вышедшую из его состава.

С Арменией у Азербайджана нет дипломатических отношений, а процесс мирного урегулирования, основывающийся на так называемых Мадридских принципах (поддерживаемый международными посредниками документ о шести пунктах), за последние десять лет не принес никаких сколько-нибудь значительных результатов.

Политические комментаторы предполагают, что в настоящее время стороны обсуждают возможность обмена уступками – сделки, в результате которой под контроль Азербайджана были бы возвращены пять из примыкающих к Нагорному Карабаху районов, ныне частично или полностью контролируемых армянскими властями, а Азербайджан, в свою очередь, согласился бы на предоставление Карабаху «промежуточного статуса». Эти действия рассматриваются Мадридскими принципами как предварительные условия, без выполнения которых урегулирование карабахского конфликта будет невозможным.

Другим таким условием называется обеспечение сторонами возможностей для возвращения беженцев в места их прежнего проживания.

Однако многие из тех, кто во время войны покинул Алханлы и с тех пор так туда и не вернулся, говорят, что потенциальных «возвращенцев» в селе ждет тяжелая жизнь.

В Алханлы распространена безработица, многие молодые сельчане зарабатывают на жизнь частным извозом. Их такси – это старые, советского производства машины.

«Из трех сыновей только самого младшего я смог удержать здесь. Он тоже хотел уехать. Пришлось женить его, а работы для него так и не нашлось», - сетует 60-летний Бахтияр, который не пожелал назвать свою фамилию.

Гидом корреспондента IWPR по селу был 45-летний Сеймур. Уроженец Алханлы, он уехал из села, когда оно находилось под контролем армянских войск. Во время войны он потерял мать, после серьезно заболел отец, и ему и его брату пришлось взять на себя все заботы о семье. Вернуться в село им так и не удалось, но Сеймур хорошо помнит, кому принадлежит каждый из лежащих в развалинах сельских домов.

«Здесь когда-то находился крупнейший винный завод страны… А здесь располагался совхоз… А здесь жила наша семья», - сказал он, останавливая машину у разрушенного дома.

Двор дома густо зарос травой и кустарником, и над этой буйной растительностью высится несколько тутовых деревьев.

«Вот, попробуй, - сказал Сеймур, протягивая горсть ягод с одного из деревьев. – Вкусно».

От дома, принадлежащего тестю Сеймура Сабиру, до линии фронта подать рукой. По словам Сеймура, с армянской стороны дом виден как на ладони, и иногда в его двор залетают пули армянских военных.

Там, где начинается «армянская сторона», не видно ни людей, ни животных. Подойти ближе к линии фронта мы не решились.

Между тем, ранее в этом месяце всего в нескольких километрах к северу от Алханлы, в Агдамском районе в результате перестрелки погибли пять армянских солдат. Это происшествие послужит заседающим в Нью-Йорке мужам от ООН напоминанием о том, что до разрешения этого конфликта все еще очень далеко.

Джошгун Эльдароглу, независимый журналист, Сумгаит, Азербайджан