Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАРАБАХСКИЙ МИРНЫЙ ПРОЦЕСС ПОД УГРОЗОЙ СРЫВА

Шанс двух президентов на подписание рамочного соглашения сохраняется до февраля.
By
2007 год близится к исходу, оставляя все меньше надежды на заключение рамочного соглашения по Нагорному Карабаху, и уже выражаются опасения, что в новом году мирный процесс может вообще развалиться.



Эта тупиковая ситуация усугубляется приостановлением мониторинга за режимом прекращения огня на тянущейся по периметру Карабаха линии окопов, разделяющей армянские и азербайджанские войска. Одновременно с этим все громче звучат предупреждения о том, что конфликт, вооруженная фаза которого закончилась в 1994 году, может вновь вылиться в полномасштабную войну.



В рамках проходившего на прошлой неделе в Мадриде заседания Совета министров иностранных дел ОБСЕ главы внешнеполитических ведомств Армении и Азербайджана Вардан Осканян и Эльмар Мамедъяров встретились с высокопоставленными чиновниками из трех стран – сопредседателей Минской группы, при посредничестве которой осуществляется переговорный процесс.



Их встреча с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым, министром иностранных дел Франции Бернардом Кушнером и заместителем Госсекретаря США Николасом Бернсом многим представлялась последним шансом сторон договориться о взаимно приемлемых условиях принятия «Основных принципов». Речь идет о двух или трехстраничном документе, предназначенного для подписания президентами Армении и Азербайджана, и излагающего ключевые идеи, работа над которыми велась ими на протяжении последних трех лет.



Но поскольку в ближайшем будущем никакого соглашения, судя по всему, не предвидится, и времени на его заключение (в 2008 году и в Армении, и в Азербайджане должны состояться президентские выборы) осталось в обрез, весьма реальной выглядит мрачная перспектива развала процесса мирного урегулирования в будущем году.



Отвечая на письменные вопросы IWPR, заместитель помощника Госсекретаря Мэтью Брайза, являющийся одним из трех сопредседателей Минской группы, сообщил, что в середине января вместе со своими двумя коллегами он собирается посетить регион для того, чтобы попытаться разрешить остающиеся между сторонами разногласия.



«Сопредседатели надеются, что президенты достигнут устной договоренности по данному документу до предстоящих в феврале президентских выборов в Армении», – сказал Брайза.



«Рассматриваемые ныне концепции являют собой единственный логический и практически осуществимый путь к достижению мирного урегулирования конфликта».



Медиаторы тешат себя надеждой, что обе стороны в конфликте лишь «балансируют на грани войны» и в конечном итоге придут к какому-нибудь соглашению друг с другом. Однако есть опасения, что, если этого не произойдет, вернуться за стол переговоров в будущем году им будет очень сложно.



«И та, и другая стороны вроде бы сознают, что прекращение переговоров, пусть даже на короткий срок, может быть чревато тяжелыми последствиями, – сказал Брайза. – Когда каждый из президентов найдет, что он и его визави исчерпали лимит взаимных уступок, они оба окажутся перед решающим выбором – согласиться на предлагаемое им справедливое компромиссное соглашение или же начинать с нуля, рискуя возвратиться в ситуацию, когда вновь станет возможным вооруженный конфликт».



По широко распространенному мнению, армянский и азербайджанский лидеры слишком осторожны, чтобы подписать документ, который будет воспринят в их обществах как компромиссное соглашение с врагом.



«Подписав рамочное соглашение, президенты окажутся на территории им неизвестной», – сказал, попросив не называть его имени, один международный чиновник, следящий за ходом переговоров по Нагорному Карабаху.



Между тем в разделяющей стороны 200-километровой зоне прекращения огня сложилась необычайно напряженная ситуация. На «линии соприкосновения», как ее называют, нет миротворческих сил, и мониторинг там осуществляют только личный представитель действующего главы ОБСЕ посол Анджей Каспжик и его пять полевых помощников.



За этот год вооруженные инциденты на этой территории унесли жизни около 30 военнослужащих.



На сегодняшний день мониторинг в зоне приостановлен, причиной чего стали дипломатические разногласия между ОБСЕ, Баку и непризнанной республикой Нагорный Карабах.



Последняя по времени фаза переговоров, так называемый Пражский процесс, началась со встречи азербайджанского и армянского министров иностранных дел в чешской столице в апреле 2004 года. Президенты двух стран активно подключились к переговорам в следующем – 2005 – году.



Предметом сегодняшнего обсуждения является многоэтапный план, предусматривающий вывод армянских войск с ныне занимаемых ими азербайджанских территорий, примыкающих к Нагорному Карабаху. Самый болезненный вопрос – о статусе Карабаха – пока не рассматривается. В качестве временного решения предлагается наделить регион неким международно-признанным промежуточным статусом.



Более трудноразрешимые вопросы, в том числе касающиеся окончательного определения статуса Карабаха или принципов формирования сил по обеспечению безопасности на территории региона, в этом рамочном соглашении, задуманном как первый шаг на пути урегулирования, отражения не находят.



В настоящий марафон превратились переговоры по «Основным принципам». Главным камнем преткновения является вопрос о статусе Лачина – азербайджанской территории, через которую проходит дорога, соединяющая Нагорный Карабах с Арменией. Армянская сторона отказывается уступить полосу земли, выполняющую, по ее утверждению, роль стратегического коридора.



Каждая сторона заявляет, что в соглашении есть рубежи, через которые она не желает переступать.



В своих письменных комментариях, предоставленных IWPR, министр иностранных дел Азербайджана сказал: «Азербайджан четко определил и зафиксировал свою позицию, все опции и лимиты, и мы надеемся, что армянская сторона реалистично оценит текущие процессы в мире и регионе и выведет свои войска с оккупированных территорий Азербайджана».



О том, что более всего волнует армянскую сторону, IWPR рассказал министр иностранных дел Армении Осканян. «Конечно же, – сказал он, – приоритет номер один для нас – безопасность. В первую очередь, именно соображения безопасности положили начало движению [карабахских армян] за самоопределение. Безопасность будет зависеть от того, насколько твердо в соглашении будут оговорены статус Нагорного Карабаха и статус Лачина, как коридора».



Одним из главных препятствий остается глубокое взаимное недоверие сторон.



В течение последнего года в Азербайджане, крепнущем экономически и проявляющем все большую твердость на дипломатической арене, чиновники неоднократно заявляли, что их «терпение кончается» и они рассматривают возможность военного решения проблемы.



30 октября президент Ильхам Алиев заявил: «Мы должны быть готовы в любой момент освободить оккупированные территории военным путем».



По словам Алиева, стремительно растущий военный бюджет богатого нефтью Азербайджана, уже сегодня составляющий более миллиарда долларов, в будущем должен превзойти в размерах госбюджет Армении.



27 ноября, выступая на встрече глав оборонных ведомств бывших стран Советского Союза, министр обороны Азербайджана Сафар Абиев сказал: «Пока азербайджанская территория остается оккупированной Арменией, вероятность войны почти стопроцентная».



Армяне на такие заявления реагируют возмущенно.



«То, что беспокоит армянскую сторону, не имеет отношения к соглашению, по которому согласованных позиций у нас больше, чем разногласий, – сказал министр иностранных дел Осканян. – Беспокоит армянскую сторону то, что происходит параллельно – милитаристская риторика Азербайджана, усилившаяся внутри Азербайджана пропаганда ненависти, агрессивные попытки сорвать переговоры».



В ответ на просьбу прокомментировать это заявление Мамедъяров сказал: «Азербайджан поддерживает мирное урегулирование конфликта, и мы сделаем все возможное, чтобы избежать насилия. Но терпение азербайджанского общества на исходе, и с улучшением экономических показателей все чаще звучат призывы к правительству Азербайджана восстановить территориальную целостность страны».



Среди независимых экспертов превалирует мнение, что война не является перспективой ближайшего будущего. Однако, говорят они, угроза нарастает, чему способствуют упорное нежелание сторон идти на компромисс и чрезвычайно высокие нефтяные доходы Азербайджана.



«Существует реальная и все более усиливающаяся опасность конфронтации в предстоящие годы, – сказала Магдалена Фричова из Международной кризисной группы, недавно опубликовавшей доклад, озаглавленный «Нагорный Карабах: рискуя войной». – Где-то в 2012 году, когда, как ожидается, доходы Азербайджана от нефти начнут сокращаться, военная авантюра может стать для Баку способом отвлечь внимание граждан от неоправданных надежд на экономическое благополучие и неудач правительства».



Директор базирующегося в Ереване Кавказского института СМИ Александр Искандарян не ожидает каких-либо прорывов, считая, что для достижения соглашения странам не хватает политической воли.



«Смерть Пражского процесса была ожидаемой со дня его рождения, – сказал Искандарян. – Его появление на свет имело целью воскресить Минский процесс, умерший еще в 2001 году или даже раньше. Мне ясно, почему он умер – исходящее изнутри самих обществ сопротивление усилиям по урегулированию сильнее, чем оказываемое извне давление».



«Я не думаю, что Пражскому процессу грозит юридическая смерть, поскольку он никому особо не мешает, но конфликта ему не решить. Конфликт будет разрешен тогда, когда этого захотят сами конфликтующие стороны, а не медиаторы. На данный момент такого желания у сторон не имеется».



Томас де Ваал, редактор Кавказской службы IWPR