Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Карабахские Беженцы – Жизнь Без Будущего

Международное сообщество урезает помощь, предназначенную переселенцам из Нагорного-Карабаха.
By Zarema Velikhanova

Четырнадцатилетняя Вусула Самедова украсила свое зеркало яркими разноцветными лентами и искусственными цветами. Над зеркалом висит портрет турецкого певца, вырезанный из коробки шоколада. Но происходит все это не в комнате обычного подростка, а в углу крошечной пастушьей землянки, где девочка живет с родителями и двумя братьями последние девять лет.


Несколько дешевых ковров покрывают земляной пол, от которого исходит стойкий запах навоза и керосина. Скорпионы и змеи часто заползают в землянку и родители уже привыкли лечить детей от их укусов.


Здесь, на Лачинских пастбищах в таких же условиях живут тысячи семей. Лачинские пастбища - один из 60 лагерей для переселенцев из Нагорного Карабаха, бежавших из родных мест во время военных действий за контроль над анклавом между Азербайджаном и Арменией в 1988-1994 гг.


"Когда девять лет назад мы оставили свои дома в Карабахе", - рассказывает Азиза-ханум - "мы думали, что останемся здесь самое большее на месяц-другой. Кто мог себе представить, что землянки, в которых сотни лет назад зимовали пастухи, на долгие годы станут нашим домом ".


Единственная связь с внешним миром - деревня на расстоянии пары километров. "Оттуда мы возим воду на нашем Мерседесе", - улыбнулся один из беженцев, указывая на единственный вид транспорта - осла, названного в честь автомобиля.


Международные гуманитарные организации сокращают помощь беженцам, а правительство Азербайджана, в свою очередь, неспособно оказать этим людям хоть сколько-нибудь эффективную помощь, и беженцы оказываются обреченными на жизнь в лагерях еще в течении неопределенного срока.


Али Гасанов, председатель азербайджанского Государственного Комитета по делам беженцев и перемещенных лиц, рассказал, что на территории, контролируемой Баку, насчитывается до миллиона беженцев. Из них 50 000 - карабахцев, 700 000 человек с территории шести районов на периферии анклава и 250 000 человек, депортированных из Армении.


В то время, как беженцы первой волны конца восьмидесятых получили помощь и от азербайджанского правительства, и из международных фондов, что дало им возможность хоть как-то обустроиться, беженцы, появившиеся после событий 1992 и 1994 гг, оказались в гораздо менее выгодных условиях.


После того, как армяне захватили их села, люди бежали, спасаясь от преследования, бросая все, ютились в палаточных городках, землянках, железно-дорожных вагонах или заброшенных помещениях. Бруцеллез, туберкулез и малярия стали повальными. Прививки здесь - непозволительная роскошь, а врачебную помощь можно получить только в областном центре Агбджебеди, что в нескольких километрах. Но люди редко обращаются к врачам. "Нам не хватает денег на еду, как мы может позволить себе купить лекарства?" - говорит один из беженцев.


Эти люди хотели бы занятся земледелием, но земля в этих краях так скудна, что изо дня в день приходится довольствоваться только хлебом и бобами, и только изредка к ним добавляется сыр. Еду готовят на печи, используя в качестве топлива керосин или навоз. "Воняет, но мы привыкли", - говорит один мужчина, раздувающий огонь.


Конечно, нельзя говорить, что азербайджанские власти ничего не делают для того, чтобы помочь этим людям. В конце августа Президент Гейдар Алиев издал указ об увеличении размеров государственной помощи переселенцам на несколько миллионов долларов. Однако сомнительно, что этого достаточно.


Государственная поддержка необходима, поскольку международные гуманитарные организации постепенно сворачивают свою деятельность в регионе. По данным Управления верховного коммисариата по делам беженцев при ООН, дотации снизились с 11 миллионов долларов в 1999 году до 7 миллионов долларов в нынешнем. Судя по всему, снизятся объемы оказываемой помощи и со стороны других западных организаций.


Разрабатываемая сейчас азербайджанским правительством стратегия направлена на то, чтобы беженцы и временно перемещенные лица могли бы сами обеспечивать себя. Для этого нужно выдать множество небольших кредитов для развития мелкого частного бизнеса - однако уровень жизни большей половины населения находится за чертой бедности, и шансов на успешную реализацию такого проекта немного.


Перспективы у переселенцев, живущих в Лачинских пастбищах, мрачные, но некоторые из них все же надеются, что в один прекрасный день они смогут вернуться в Нагорный Карабах. "В один день, за нами приедет локомотив, подцепит наши дова-вагончики и отвезет нас домой", - сказала семилетняя Севиль. Но когда наступит этот день, не знает никто.


Зарема Великанова, штатный сотрудник газеты "Эхо", Баку.