Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Карабахская актриса превозмогла страдания

Беженка рассказала IWPR, как песни о любви помогли ей пережить войну и трагедию
By Karine Ohanian
Когда Джульетта Арустамян покинула родной город, она оставила позади себя и свои песни. Когда-то она уже поборола предубеждение против себя - женщины, ставшей актрисой, а сейчас она должна начать новую жизнь, научиться петь на другом языке и выжить в войне, которая вынудила ее покинуть свой дом.

Удивительно, но она смогла сделать все это. Она вдова и растила своего ребенка одна, но, несмотря на это, смогла стать одной из ведущих певиц Нагорного Карабаха.

Ее жизнь изменилась в 1988 году, когда проживающие в Карабахе армяне стали требовать большей политической независимости. Карабах входил в состав Советского Азейрбаджана и большую часть его населения составляли азербайджанцы. Разгневанные выступлениями армян, они начали громить армянские районы и города.

«Я помню, как в общественном транспорте все смотрели мне в лицо, и всем было очевидно, что я армянка. В тот момент я физически ощутила нависшее напряжение. Потом наш знакомый полицейский пришел к моему отцу и сказал, что скоро будет погром, и что он не сможет защищать нас», - сказала она IWPR.

Они бежали той же ночью, через месяц забрали свои вещи и больше уже никогда не возвращались в свой родной дом в Мингечауре.

Ей было всего 25, когда она стала известной в Мингечауре артисткой. Она научилась играть на гитаре сестры и пела песни собственного сочинения, сидя с друзьями на берегу Каспийского моря, так отличающегося от высокогорного, окруженного сушей Карабаха, который все еще не признан независимым государством.

«Для меня Мингечаур - это постоянная тоска по морю. Хотя возле Куры и был водоем, по которому я скучаю со времен нашего отъезда», - говорит она.

Музыке ее научил отец, а после отъезда из Карабаха он помог ей создать фольклорный ансамбль. Другим музыкантам повезло меньше. Странно, однако, беженцы предпочитают заниматься музыкой независимо друг от друга.

Многие артисты не смогли адаптироваться в стране, где говорят только на армянском языке. Когда они жили в Азербайджане, то пели на армянском и на азербайджанском языках, а разговаривали обычно на русском.

Вилен Михайлян - художественный руководитель детского театра в Степанакерте. Он со своим отцом - известным исполнителем народной музыки - приехал сюда из Сумгаита и смог заняться искусством на новом месте.

«Тут совершенно другой стиль игры, с песнями, которых мы не пели в Азербайджане. Мне пришлось заново разучить всю программу. В зрелом возрасте достаточно сложно переучиваться всему. Для нас, молодых, адаптироваться значительно легче. Именно поэтому мой отец решил оставить профессиональные занятия музыкой, хотя дома он всегда играет любимые мелодии», - говорит Микаелян.

У Арустамян были аналогичные проблемы когда, она начинала все заново в своем новом доме. Она пыталась адаптироваться в армяноязычной среде, в то время как ее супруг сражался с азербайджанской армией, которая пыталась вернуть контроль над Нагорным Карабахом.

«Я помню, как я написала свою первую песню на армянском языке. Я получила образование на русском и никогда не училась армянскому языку. Потом началась война в Карабахе, и я думала о том, что нам нужна песня, которая бы поддерживала наших парней так же, как знаменитая советская поэма «Жди меня, и я вернусь» поддерживала советских солдат во время Второй Мировой Войны», - говорит она.

«25-го января 1994 года я написала песню «Возвращение». Моим первым слушателем стала моя двухлетняя дочь. Мы как обычно были дома вдвоем, так как мой муж был на войне и мог приезжать домой довольно редко. Я все утро пела эту песню, снова и снова повторяя ее слова. Когда я спела эту песню моей матери, она очень расстроилась, и спросила, зачем я написала такую песню, ведь у меня не было для этого никакого повода. А позже оказалось, что мой Сергей никогда не услышит ее, потому что он никогда не вернется назад. Он умер в тот день, когда я написала песню».

Со временем она вновь вышла замуж и перестала петь грустные песни. В 2002 году она заняла первое место на конкурсе карабахских исполнителей. Она с сожалением говорит о том, что ей не хватает прошлой турбулентности для реализации своего творческого потенциала, и что время ее занятий музыкой уже проходит.

«Я думаю, что я не состоялась как певица, но состоялась как личность. Но для искусства, создания музыки необходимо страдание, для этого нужно иметь многострадальную душу. Иногда я думаю, что меня надо было отправить в тюрьму, где у меня были бы только мой инструмент и бумага, тогда я бы смогла выразить все, что накопилось в моей душе», - говорит она.

Карине Оханян, независимый журналист, Степанакерт и участница проекта IWPR «Общекавказская журналистская сеть».