Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАК СОЗДАТЬ ДЕМОКРАТИЧЕСКУЮ КУЛЬТУРУ НА КАВКАЗЕ С НУЛЯ

Неразрешенные конфликты в Закавказье и возобновление войны на Северном
By IWPR

быть демократизация.


Директор IWPR Aнтони Борден (CRS No. 1, 8-Oct-99)


То, что происходит сегодня в Чечне - это следствие нерешенных конфликтов.


Последняя Кавказская война является, однако, лишь одним из конфликтов в


ряду глубоко- укоренившихся кризисов, зревших в течении последнего


десятилетия. Эта вновь открывшаяся рана лишний раз подчеркивает, до какой


степени весь регион продолжает оставаться неспокойным.


Десять лет назад крушение Советского Союза и развал центральной власти


привели к конфликтам в Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии и к


гражданской войне в Грузии, в ходе которых люди сражались и за природные


ресурсы, и за власть. Впоследствии в регионе, по крайней мере на Южном


Кавказе, была достигнута определенная степень стабильности. Несмотря на все


еще сохраняющееся огромное количество перемещенных лиц, здесь, по крайней


мере, кажется, нет более разрушений и потоков беженцев, вызванных войной.


Однако, как показали события в Чечне, фундаментальные проблемы остаются


нерешенными. Из-за взаимосвязанной природы кризиса, хрупкости большинства


государственных институтов, и общей нестабильности региона существует


большая вероятность того, что вспышка конфликта в одном районе усугубляет


проблемы во всем регионе.


Москва утверждает, что сегодняшний конфликт связан c терроризмом и


фундаментализмом. Но даже если дело в опасных догмах и беззакониях, они


являются результатом более общего неблагополучия, а не основополагающей


причиной.


Главный провал - это общий кризис политики. Хаотичная политика Запада, а


более всего Москвы на Кавказе представляет собой сочетание амбиций,


страхов, недальновидной стратегии, экономических интересов и явного


невнимания. Проблемы Кавказа остаются нерешенными потому, что нет ни


политики, ни желания решить их.


Там, где функционируют международные организации, был достигнут


значительный посреднический и умиротворяющий эффект. Однако вряд ли


кто-либо станет утверждать, что масштабы этой помощи сравнимы с другими


районами мира. Масштаб западной поддержки поискам мира и попыткам


реконструкции на Кавказе, в частности в Чечне после 1996 года, блекнет по


сравнению с опытом Балкан.


Главную ошибку допустила, конечно, Россия. Горя желанием взять реванш за


поражение в прошлой чеченской кампании и возмущенная событиями в Косово,


Россия теперь играет роль одновременно и агрессора в стиле Милошевича, и


ударной силы НАТО. Проблема не ограничивается границами Чечни. Москва


усилила политическое и экономическое давление на государства Южного Кавказа


в попытке добиться того, чтобы никто не вмешивался в ее дела на севере.


Россия не обладает ни уверенностью, ни политической зрелостью, ни


достаточной экономической стабильностью для переговоров по региональным


конфликтам. Хаотичные политические и экономические преобразования сделали


Россию чрезвычайно неустойчивым государством, а смертельные муки ельцинской


эпохи выглядят все более отталикивающе.


Грубо нарушая права человека и другие международные обязательства по


Северному Кавказу, Москва дискредитирует демократию в других регионах


страны. Но ставки таковы, что, не сумев потребовать от России соблюдения


демократических принципов как условия для получения помощи в процессе


трансформации, Запад не будет рассматривать каких-либо серьезных санкций в


отношении Москвы в связи с кавказскими проблемами.


Очень важно, что Запад сейчас призывает Россию включиться в диалог, но ему


следовало сделать это гораздо раньше. Точно также, международная пресса


могла бы обратиться к проблеме раньше, как это произошло с Восточным


Тимором. В конце концов, она фактически никогда не исчезала.


Это указывает на наиболее значительный провал - провал демократии. Это не


только вопрос стратегии, хотя маргинализация Москвой президента Чечни


Аслана Масхадова заставила его искать общий язык с радикальными


группировками.


И на севере и на юге Кавказа демократия остается крайне неустойчивой.


Некоторые лидеры проводят откровенно авторитарную политику. Ряд других


ограничивают права человека в попытке удержать власть и не допустить


развала их стран.


Тесные этнические и общинные связи также препятствуют проведению открытой


политики, чему препятствует также патернализм в условиях жестко


контролируемых экономических систем. . В более общих чертах, советская


эпоха оставила после себя фундаментальное непонимание взаимоотношений между


государством и личностью, и их соответствующих обязанностей.


Короче говоря, демократическая культура на Кавказе и в России должна


создаваться с нуля. Конфликты, несомненно, сдерживают этот процесс. Но


демократизация сама должна стать фундаментальной частью решения проблемы.


В качестве составной части этого процесса, IWPR объявляет об открытии новой


информационной и аналитической службы по Кавказу. Основываясь на своей


продолжительной поддержке независимых средств информации на Балканах и


Кавказе, IWPR будет уделять внимание работам и опытных и начинающих


журналистов, аналитиков и обозревателей региона.


С помощью британской организации National Lotteries Charity Board, в рамках


данного проекта будут публиковаться регулярные собщения по центральным


проблемам демократии, правам человека и общества. Публикации можно будет


получать по электронной почте или через интернет. В скором времени появится


и русская их версия.


Предлагаемые статьи будут содержать оригинальный взгляд на текущие события


и проблемы региона. Они призваны помочь освещению событий, особенно в


региональной прессе, и поддержать тех, кто занимается проблемами


демократизации и урегулирования конфликтов. Однако наряду с публикацией


этих сообщений, большое значение имеет также и редакционный процесс.


Предоставляя широкую международную платформу региональным журналистам и


другим деятелям, IWPR надеется способствовать укреплению этой важнейшей


опоры открытого и мирного общества.


Антони Борден является директором Института репортажа войны и мира.