Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Казахстан: экономический союз ставит под вопрос многовекторность политики

Приверженность региональному проекту Москвы не может не отражаться на отношениях с другими партнерами.
By Dauren Altynov

По словам аналитиков, шаг Казахстана к тесной экономической интеграции с Москвой может помешать его попыткам сохранить параллельные отношения с другими мировыми державами.

Правительство Казахстана долгое время проводило так называемую «многовекторную» внешнюю политику, сохраняя крепкие связи и с Россией, и с Китаем и с Западом, чтобы не попасть в излишнюю зависимость от конкретной державы.

Присоединение Крыма к России в марте и последующая изоляция со стороны Запада, а также растущее экономическое влияние Китая, усложняют этот компромисс.

Создание Евразийского экономического, cоглашение о котором было подписано 29 мая, стало последним знаком в стремлении Москвы получить больше влияния на постсоветском пространстве. Соглашение, подписанное президентами России, Беларуси и Казахстана на саммите в Астане расширит Таможенный союз, членами которого являются эти три государства, в более экономически интегрированное объединение. Новый блок будет создан в следующем году. 

Первоначально, наряду с экономической, Россия также предлагала более тесную политическую интеграцию, охватывающую внешнюю политику и безопасность, но два других члена торгового блока высказались против.

Экономическое объединение может включать новых членов в будущем, поскольку Кыргызстан и Армения уже настроены на вступление в Таможенный союз, а Таджикистан выразил заинтересованность.

В Казахстане некоторые возражают против присоединения на том основании, что экономическая интеграция может стать шагом к политическому господству Москвы. (См. В Казахстане ослабевает популярность присоединения к России.)

Некоторые эксперты предупреждают, что Евразийский экономический союз снизит возможность совместной деятельности с остальным мировым сообществом.

По словам экономического эксперта Токтара Есирпекова, членство противоречит проведению сбалансированной внешней политики и сможет помешать торговле с государствами, не входящими в блок.

"Наши основные партнеры - Китай и Европейский союз - уже сейчас знают, что единые таможенные тарифы [Евразийского экономического союза] идут вразрез их интересам", - говорит Есирпеков.

ЕС был основным торговым партнером Казахстана в прошлом году и оборот между ними составил 41% от общей торговли. Следующей по величине стала Россия с 18% и Китай с 17%.

Галым Агелеуов, президент общественного фонда "Либерти", подчеркнул, что Москва рассматривает Евразийский экономический союз как политический проект с самого начала. Он предположил, что президента Нурсултана Назарбаева вынуждают присоединиться и предупредил об угрозе для суверенитета Казахстана, если возрастет влияние сил, выступающих за усиление позиции России на территории бывшего Советского Союза.

Политики-националисты в России предлагают присоединить северные территории Казахстана, на которых проживает значительное большинство русского населения, вынуждая министра иностранных дел Сергея Лаврова сделать заявление о том, что это не является официальной политикой.

По словам политолога Виктора Ковтуновского, Назарбаев хорошо осознает опасность заигрывания с Москвой, но у него нет выбора.

"Именно сейчас у него не осталось никого, на кого он мог бы опереться в столкновении с Кремлем", - сказал Ковтуновский.

По словам Еркина Иргалиева, руководителя научно-образовательного фонда "Аспандау", перспективы возможной пост-Назарбаевской эры делают роль Москвы еще более ключевой. Следующие президентские выборы пройдут в 2016 году и стоит вопрос о том, решит ли Назарбаев вновь участвовать в них и выиграть или же отойдет в сторону.

Некоторые опасаются, что Россия сделает все возможное, чтобы преемник Назарбаева оказался человеком, который подойдет Москве.

Одним из способов упреждения российских действий может стать упор на развитие связей с Пекином. Во время официального визита в Китай 19-22 мая Назарбаев подписал ряд инвестиционных сделок стоимостью более восьми миллиардов долларов США, в том числе проекты по модернизации казахстанских нефтеперерабатывающих и углеперерабатывающих заводов.

Данный подход несет свои геополитические риски – Китай уже является ведущей фигурой на рынке энергоресурсов Центральной Азии. Кроме того, казахи всегда испытывали страх перед избыточным присутствием китайской рабочей силы на местном рынке. Государственный план по сдаче в аренду земли китайским фермерам на юге Казахстана вызвал протесты, и от него окончательно отказались.

По словам активиста от оппозиции Жанболата Мамая, китайское политическое влияние уже налицо.

«Местная элита лоббирует интересы КНР в стране, за счет ее подкупа», - говорит он.

Без участия двух крупных соседей, лидеры Казахстана стараются наладить крепкие отношения с Соединенными Штатами и странами Европы. Несмотря на давнее желание быть на равных, а не в качестве вассалов России, они захотят уменьшить косвенные последствия любых дополнительных санкций, введенных против Москвы.

Несмотря на приглашение участвовать в праздновании Дня победы в Москве 9 мая, Назарбаев предпочел остаться в Астане и принять заместителя Госсекретаря США Уильяма Бёрнса.

В целом, Иргалиев утверждает, что «многовекторный» подход уже не будет эффективным.

«Впереди непредсказуемость и турбулентность, и не будет устоявшихся схем», - говорит он.

Даурен Алтынов – псевдоним журналиста из Казахстана

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >