Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАЗАХСТАН: СДЕРЖАННАЯ РЕАКЦИЯ НА СОБЫТИЯ В УЗБЕКИСТАНЕ

Официальная Астана сдержанно отреагировала на трагические события в соседнем Узбекистане, но усиливает контроль границы.
By Eduard Poletaev

В первые дни реакция Астаны на события в соседнем государстве была на удивление вялой, однако власти с тревогой наблюдают за южными рубежами страны, опасаясь притока беженцев.


По данным пограничной службы, за последнюю неделю было задержано более 300 нарушителей, пытавшихся нелегально проникнуть на казахстанскую территорию, против пяти-шести в обычный день.


После событий в Андижане узбекская сторона закрыла свои границы, к чему казахстанские власти отнеслись спокойно, считая это временной и обычной в таких случаях мерой. Со своей стороны, Казахстан перевел силовые структуры на усиленный режим несения службы.


Для тех, кот зарабатывает организацией нелегального перехода границы, наступили «золотые» времена.


«Складывается впечатление, что все решили заработать на событиях в Андижане. Взлетели цены на нелегальное пересечение границы. Берут в два раза больше, чем раньше», - говорит гражданка Узбекистана, приехавшая в Казахстан к родственникам.


Координатор Института национальных исследований Андрей Чеботарев полагает, что после андижанских событий приток нелегальных мигрантов в Казахстан возрастет, и это, по его словам, «создаст определенную напряженность как на границе, так и внутри республики».


Лицам, едущим в Узбекистан на законных основаниях, тоже не всегда удается попасть в эту страну. Предприниматель Бахыт безуспешно пытался проехать в Ташкент по делам фирмы, предъявив документы о сотрудничестве с узбекскими коллегами.


«Меня не пропустили казахстанские пограничники, ссылаясь на указания сверху, - рассказывает Бахыт. – Я уже много лет постоянно бываю в Ташкенте. Такое происходит впервые».


Руководство Казахстана воздерживается от каких-либо заявлений по событиям в Узбекистане. В то же время власть дает понять, что она готова принять адекватные меры в случае неблагоприятного развития ситуации.


«Меры, предпринятые правоохранительными органами Казахстана, вполне своевременны и эффективны. Необходимости в тех или иных новых действиях со стороны государства, на мой взгляд, пока нет», - заявил заместитель заведующего секретариатом Совета безопасности Казахстана Саидмурат Танибереген.


Чиновники берут пример с президента Назарбаева, который ни словом не обмолвился о событиях в Узбекистане в ходе своих встреч 17 мая с президентом России Владимиром Путиным и 18 мая - с президентом Беларуси Александром Лукашенко.


За немногими исключениями, казахстанские оппозиционные политики и представители гражданского общества были столь же сдержанны в своих оценках событий в Узбекистане.


Бурно отреагировала незарегистрированная оппозиционная партия «Алга, ДВК!», призвав президента и правительство Казахстана «выразить властям Республики Узбекистан официальный протест в связи с массовыми убийствами граждан, потребовать прекратить репрессии, провести расследование и на открытом судебном процессе назвать тех, кто виновен в смерти сотен людей».


18 мая около 30 молодых людей передали в здание посольства Узбекистана в Алматы несколько десятков бумажных птиц в знак солидарности с погибшими в Андижане.


15 мая ранее неизвестная организация «Алматинский независимый молодежный координационный совет» (АНМКС) выступила с резкой критикой в адрес Ислама Каримова, выразив солидарность с народом Узбекистана.


«Мы призываем граждан Центральной Азии выразить своё недоверие президенту Узбекистана Исламу Каримову и призываем международную общественность напомнить ему, где бы он ни был, о его личной ответственности за деяния, совершённые в г. Андижане», - сказано в обращении АНМКС.


Представители казахстанской узбекской диаспоры считают, что в Андижане народ стал заложником безвыходной ситуации. «Чтобы сбросить ненавистный народу режим, жители узбекских провинций готовы поддержать хоть исламистов, хоть светскую оппозицию, хоть панков, лишь бы в Ташкенте сменилась власть», - говорит житель Шымкента Бахадыр Абдуллаев, по семейным делам часто бывающий в Узбекистане.


Другой казахстанский узбек - предприниматель Немат Мирзаходжаев из Шымкента – понимает чувства своих соплеменников на родине, но благодарит Аллаха, что живет в Казахстане.


«Мало того, что население Узбекистана прозябает в нищете, так бюрократы и милиция им все равно покоя не дают. В таких условиях любой народ не выдержит и пойдет против власти, - сказал он. - Мы, казахстанские узбеки, душой и сердцем – с нашими братьями. Но мы не имеем права вмешиваться во внутренние дела другого государства. Наш дом здесь – в Казахстане».


Ведущий эксперт Ассоциации политологов и социологов Казахстана Максут Сарсенов считает, что события в Узбекистане могут привести к эскалации напряженности в отношениях между двумя странами. Ранее узбекское руководство часто упрекало своих казахстанских коллег в недостаточно жесткой позиции по исламскому экстремизму.


«Если прежде критика Ташкента в адрес Астаны сводилась к недостаточной жесткости в борьбе с терроризмом в регионе, то теперь можно будет ожидать критику, так или иначе связанную с наличием на территории Казахстана мусульман вообще», - говорит Сарсенов.


Однако Сарсенов считает, что, несмотря на попытки Каримова «найти виноватых», Казахстан не станет усиливать давление в религиозной сфере и сохранит относительно либеральную позицию.


«Вряд ли Астана пойдет на поводу у Ташкента в этом вопросе», - сказал он.


Эдуард Полетаев – директор IWPR по Казахстану


Замир Каражанов – контрибьютор IWPR в Алматы


Даур Досыбиев – контрибьютор IWPR в Шымкенте