Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАЗАХСТАН: ПРЕЗУМПЦИЯ ВИНОВНОСТИ

Чиновника, арестованного по делу об убийстве видного оппозиционного политика, обвинили до суда.
By Gulmira Arbabaeva
.



12 февраля сопредседатель партии «Нагыз Ак жол» Сарсенбаев, его охранник и водитель были найдены мертвыми неподалеку от Алматы. Правоохранительные органы отреагировали на удивление быстро, предложив за информацию о преступниках сумму, эквивалентную 75 тыс. долларов. Уже 22 февраля было объявлено о том, что по делу Сарсенбаева арестованы несколько сотрудников элитного спецподразделения КНБ.



Всего по данному делу арестовано и водворено в СИЗО Алматы 10 человек, в том числе пять бойцов элитного спецподразделения Комитета национальной безопасности «Арыстан». Известно также, что из остальных задержанных большинство – бывшие сотрудники правоохранительных органов. Убийство оппозиционера и предполагаемая причастность к нему спецслужб вынудили подать в отставку председателя КНБ Нартая Дутбаева и командира «Арыстана» Ержана Койбакова.



22 февраля по делу Сарсенбаева в Астане задержан руководитель аппарата Сената Парламента РК Ержан Утембаев.



Поначалу беспрецедентная открытость следствия противоречила предположениям некоторых представителей оппозиции о том, что причастность к убийству представителей силовых структур может косвенно свидетельствовать о причастности к нему высшего руководства страны.



Однако энтузиазм по поводу явной решимости власти обеспечить прозрачность следствия и неотвратимость наказания постепенно исчез.



Представители оппозиции высказывают опасения в том, что следствие ведется слишком поспешно и предвзято, и что в такой ситуации истинные преступники могут быть не найдены. Информация о ходе следствия стала более скудной.



По версии следствия, заказчиком в деле об убийстве Сарсенбаева выступал Утембаев, а исполнителями – упомянутые сотрудники КНБ.



До своего назначения главой аппарата верхней палаты Утембаев занимал ряд ключевых постов в государственных структурах. Он был вице-премьером, заместителем главы президентской администрации и председателем Совета директоров государственной компании «Казахойл».



Министр внутренних дел РК Бауржан Мухамеджанов и даже сам президент Казахстана Нурсултан Назарбаев фактически признали Утембаева виновным до суда.



27 февраля на пресс-брифинге в Астане Мухамеджанов озвучил доминирующую версию следствия о том, что Утембаев «заказал» Сарсенбаева на почве «личных неприязненных отношений». Со слов министра, для исполнения своего замысла Утембаев даже взял банковский кредит на сумму 60 тысяч долларов.



Как ни странно, после своего достаточно подробного экскурса в историю «личной неприязни» между Утембаевым и Сарсенбаевым министр проявил крайний лаконизм, отвечая на вопросы сомневающихся журналистов.



2 марта, выступая на совместном заседании обеих палат парламента, Нурсултан Назарбаев вынес свой личный «приговор» подозреваемому. По словам президента, он получил от Утембаева письмо, в котором тот якобы признался в содеянном и заявил, что действовал самостоятельно и по собственной инициативе, руководствуясь многолетней затаенной обидой на Сарсенбаева.



В Казахстане письменное признание подозреваемого имеет большой вес, но при этом существует презумпция невиновности – человек считается невиновным, пока суд не доказал обратное. До суда запрещено публичное распространение материалов обвинительного характера в отношении подозреваемого. Теперь многие сомневаются в том, что Утембаева ждет беспристрастный суд, и что общество когда-нибудь узнает всю правду о смерти оппозиционера.



Для оказания помощи в расследовании и обеспечения его эффективности правительство Казахстана привлекло эксперта ФБР США.



Между тем, личность и сам факт приезда американского эксперта вызвали много сомнений. Личность зарубежного эксперта находится под большим секретом. Не известно, в чем конкретно заключалась его помощь следствию.



Это лишь усиливает подозрения в необъективности следствия и в том, что арест Утембаева может являться показным.



Бывший банкир, а ныне сопредседатель партии «Нагыз Ак жол» Ораз Жандосов считает, что «власть стремится как можно быстрее заявить об окончательном раскрытии чудовищного преступления, и это говорит только о необъективности следствия, о его зависимости от политической конъюнктуры».



«Поспешные действия и заявления власти означают, что следствие не будет рассматривать другие версии, выдвигающиеся общественностью и некоторыми СМИ», - сказал Жандосов.



Личность подозреваемого Ержана Утембаева не вяжется с преступлением и у видного казахстанского правозащитника Евгения Жовтиса. В связи с этим адвокат Жовтис предложил Утембаеву свои юридические услуги, но пока ответа не получил. Защищать Утембаева дал согласие и известный адвокат Александр Розенцвайг.



Политолог, координатор проектов Института национальных исследований Андрей Чеботарев считает, что убийство Сарсенбаева пошатнуло администрацию Назарбаева.



«Нанесен мощный удар по ее репутации – выявлена причастность к убийству спецслужб. Второй момент - это то, что возникают сомнения относительно версии следствия. Это значит, что правоохранительные органы либо не могут правильно преподать ее, и в этом случае под вопросом оказывается их профессионализм, либо это свидетельствует о политической предвзятости следствия», - говорит эксперт.



Чеботарев полагает, что «казахстанская власть находится в растерянном состоянии и отчаянно пытается выйти из кризисной ситуации».



В обществе преобладает ощущение, что развернутая властью поначалу бурная деятельность по раскрытию преступления сменилась некоторой растерянностью. В кульминационный период обсуждения предварительных итогов следствия на казахстанских Интернет-форумах большинство склонялось к тому, что к убийству имеют отношение близкие родственники президента. Обеспокоенные этой молвой, родственники президента пригрозили таким обвинителям судом за клевету.



После проведения 26 февраля Дня памяти жертв политической репрессии в самом центре Алматы, разрешение в организации которого городские власти дали, но в спальном районе города, были сразу арестованы почти все лидеры и члены оппозиции, всего 11 человек. Они были обвинены в несанкционированном митинге.



Суды над ними проходили в закрытом режиме. Представителей прессы в зал суда не допускали. В итоге суд приговорил оппозиционных политиков Жармахана Туякбая, Тулегена Жукеева, Ораза Жандосова и др. к штрафу в размере от 200 до 300 долларов каждого, а Гульжан Ергалиеву, Булата Абилова, Петра Своика, Маржан Аспандиярову, Асылбека Кожахметова и др. - к аресту сроком от 5 до 15 суток.



В зале суда оппозиционер и известный предприниматель Булат Абилов, получивший 15 суток ареста, заявил, что какой бы срок ему ни назначили, он выйдет и будет бороться за демократию дальше. «Мне стыдно за систему. За 15 лет в республике произошла тяжелая деформация сознания людей, которую нужно исправлять», - сказал он.



Жандосов, вышедший на свободу после уплаты штрафа, сообщил, что апелляции его коллег, заключенных под стражу, не были рассмотрены (срок рассмотрения такой апелляции – сутки). По его мнению, вкупе с делом Сарсенбаева это свидетельствует о плачевном состоянии гражданских свобод и законности в Казахстане.



«В целом нынешняя ситуация в стране после зверского, циничного и демонстративного убийства Алтынбека Сарсенбаева, (его охранника) Бауржана Байбосына и (водителя) Василия Журавлева - плохой прецедент для Казахстана», - заявил Жандосов.



Гульмира Арбабаева, независимый журналист из Алматы