Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАЗАХСТАН: ОТГОЛОСКИ ДРАКИ В КОРИДОРАХ ВЛАСТИ

Власти стремятся преуменьшить этнический аспект драки между чеченцами и казахами, в результате которой погибли три человека.
By Daur Dosybiev
Вспышка насилия между чеченцами и казахами вызвала волну недовольства по всей стране, которая гордится тем, что поддерживает гармоничные отношения между различными этническими группами.

Полиция расследует инцидент, произошедший 18 марта в селе Маловодное, недалеко от бывшей столицы Казахстана города Алматы. Драка между двумя местными жителями переросла в уличные побоища между представителями соответствующих общин, в результате которых погибли три человека и еще пятеро получили серьезные ранения.

Как только порядок был восстановлен, отряды специального назначения оцепили район, а старейшин села попросили рассмотреть причины возникновения конфликта, поскольку полиция провела лишь формальные опросы.

Между тем власти поспешили приуменьшить ущерб, нанесенный имиджу страны, отвергнув предположения, что этнические разногласия сыграли главную роль в том, что простая драка переросла в ужасное столкновение более чем 200 человек.

Аналитики, опрошенные IWPR, и другие респонденты разошлись во мнениях относительно причин случившегося: стало ли произошедшее столкновение следствием неразрешенных вопросов, касающихся общин и представительств, или оно просто показало, насколько несдержанным стал народ со времени окончания советского режима в 1991 году.

Багдат Кожахметов, руководитель пресс-службы МВД Республики Казахстан, отметил, что село, в котором произошел конфликт, является одним из мест, где казахи и чеченцы живут в тесном соседстве.

Однако он настаивает на том, что ответственных за произошедшее нужно оценивать по их поступкам, а не по национальной принадлежности.

«Это было хулиганство – разногласие между двумя людьми, вылившееся в конфронтацию», - сказал он.

Кожахметов также вынес предупреждение средствам массовой информации, напомнив, что сообщение, представляющее события такого рода как результат этнической вражды, само по себе может расцениваться как подстрекательство, что преследуется казахстанскими законами.

Проявление насилия впервые было отмечено 17 марта, когда двое местных жителей подрались в бильярдном зале села Маловодное, и один из них выстрелил другому в ногу.

Свидетель, не являющийся жителем, однако часто посещающий и Маловодное, и КазАтКом - соседнее село, откуда приехали некоторые участники драки, сказал сотрудникам IWPR, что «изначально конфликт не носил национального характера».

«Подрались два парня, один побил другого. Но потом побитый, желая отомстить, догнал обидчика на машине, на глазах у людей сбил его и еще ногу прострелил», - рассказал свидетель.

На следующий день раненый вышел из больницы, собрал несколько десятков человек для поддержки, и все они поехали в соседнее село КазАтКом, где жил его обидчик. Толпу встретили выстрелами, в результате чего два человека погибли на месте, а третий скончался в реанимации.

Усугубил конфликт тот факт, что раненый и его соратники были казахами, а их противники – чеченцами.

Во время Второй мировой войны Сталин депортировал весь чеченский народ в Центральную Азию. После смерти Сталина чеченцам разрешили вернуться на Северный Кавказ, и большая их часть так и сделала, однако некоторые остались, сохранив свою культуру, хотя чеченцы, как и казахи, являются мусульманами.

Свидетель драки сказал, что стычка в бильярдной разожгла старые обиды и предрассудки. «Сегодня уже казахи не вспоминают, что вначале была простая драка. Они вспоминают все преступления, совершенные чеченцами, - как будто казахи их не совершают», - говорит он.

Ахмед Муратов, один из руководителей республиканского чечено-ингушского национально-культурного центра, координирующего интересы чеченского сообщества в Казахстане, убежден, что было бы неверно делать поспешные выводы относительно причин возникновения насилия.

«Сегодня главная задача – не поддаваться на чьи-то провокации и иные внешние воздействия, а разобраться в причинах случившегося, чтобы впредь не допускать такого нигде», - заявил он.

Сотрудник регионального полицейского управления Алматы, пожелавший остаться неизвестным, предположил, что культурные факторы могут помочь ответить на вопрос, почему простая драка так быстро переросла в серьезный конфликт. По его словам, и чеченцы, и казахи живут в обществе, состоящем из разросшихся семей, и в кризисной ситуации семьи спешат друг другу на помощь.

Тот же сотрудник полиции заявил, что агрессивное поведение, проявленное в инциденте, нужно рассматривать в контексте более широких социальных перемен, которые в значительной степени повлияли на казахстанское общество. С распадом Советского Союза принцип вседозволенности заменил прежнее почтение к государственным институтам, и люди потеряли веру и в закон, и в полицию, которая обязана его поддерживать.

«Там, где закон не действует, люди начинают жить по закону джунглей», - говорит он.

Он отметил, что звучали призывы выселить всю чеченскую диаспору из той местности, однако утверждает, что это были скорее эмоциональные всплески, спровоцированные накаленностью обстановки, нежели отражение укоренившегося расизма.
В доказательство этого сотрудник полиции указал на тот факт, что в селе КазАтКом проживает множество чеченцев, однако толпа никого не тронула, им нужен был только один из них.

Политолог Эдуард Полетаев согласен с тем, что недоверие к полиции могло сыграть свою роль.

«Доверие людей к правоохранительным органам было окончательно подорвано. Это особенно заметно в маленьких городах и селах, где многие проблемы решаются посредством переговоров, - говорит он. – Никто из тех, кто участвовал в драке, и не подумал пойти в полицию. Вместо этого они выбрали разжигание конфликта, взяв закон в свои руки».

Евгений Жовтис, директор Казахстанского Международного бюро по правам человека и соблюдению законности, однако, предупреждает, что существует латентное напряжение между различными этническими сообществами Казахстана, и что этому процессу нельзя позволить развиваться только потому, что оно представляет собой неудобную правду.

«Хотим мы того или нет, но мы имеем дело с массовым конфликтом межэтнического характера. И если после драки поджигают дом, значит, для этого есть более глубинные причины», - говорит он.

Он говорит также, что если социальные проблемы не могут обсуждаться открыто и сбалансировано, то радикальные взгляды могут получить поддержку большей части общества.

По словам Жовтиса, основная часть населения в Казахстане толерантно относится к этническим и религиозным различиям. «Но нельзя бесконечно уповать на это. Нельзя ограничиваться существованием национально-культурных центров и танцами по праздникам», - говорит правозащитник.

«Нужно создавать равные условия для участия во власти, в бизнесе, решать социальные проблемы. Все это обсуждается в среде представителей национальных меньшинств, но не выходит на государственный уровень», - добавляет он.

Даур Досыбаев, сотрудник IWPR в Казахстане.