Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Казахстан ищет договоренности с движением Талибан

Астана продвигается на пути установления связей с движением Талибан, позиции которого укрепляются.
By Adil Kojikhov

Казахстан стал последней по счету страной в Центральной Азии, попытавшейся достичь договоренности с исламским движением в Афганистане, которое в последнее время одержало несколько военных побед.


Астана, которая в прошлом обвиняла талибов в том, что они угрожают стабильности в регионе, провела ряд встреч с представителями этой радикальной мусульманской организации, последняя из которых состоялась в Исламабаде на прошлой неделе.


Казахстанские власти заявили, что они готовы к диалогу с талибами, которые в настоящее время контролируют более 90 процентов территории Афганистана, после того, как два месяца назад они овладели оплотом Северного альянса в городе Талукан.


Туркменистан и Узбекистан, которые также имеют границу с Афганистаном, уже заняли более прагматичную позицию по отношению к талибам после победы последних под Талуканом, результатом которой стало приближение военных действий в границам этих государств.


Имеется две причины, по которым Казахстану понадобилось более длительное время, чтобы достичь договоренности с талибами. Во-первых, он не имеет общей границы с Афганистаном. А во-вторых, признание влияния Талибана в регионе чревато ухудшением отношений с Москвой, которая поддерживает Северный альянс. Однако и враждебность России по отношению к талибам, судя по некоторым признаком, начинает смягчаться. Российские дипломаты провели несколько неофициальных встреч с представителями Талибана.


Первые явные признаки сближения с афганскими исламистами появились в начале ноября после переговоров между главой исполнительной власти в Пакистане генералом Первезом Мушаррафом и президентом Назарбаевым в Астане.


“Казахстан готов установить контакты и провести переговоры со всеми группировками и движениями в Афганистане, в том числе и с Талибаном,” заявил Назарбаев после переговоров.


Премьер­министр Касымжомарт Токаев пошел еще дальше и заявил, что Казахстан считает исламистов одной из самых сильных военных и политических сил в Афганистане.


“Независимо от того, какое правительство в будущем будет в Афганистане, талибы будут играть в нем ведущую роль,” сказал он. “Следовательно, международное сообщество не должно игнорировать их.”


Официально визит Мушаррафа в Казахстан проходил в рамках его стремления укрепить отношения с соседями Казахстана. Однако, по мнению многих обозревателей, его истинной целью было, побудить Казахстан к установлению более тесных отношений с Талибаном. Высокопоставленный представитель Саудовской Аравии недавно также посетил Астану, видимо, с той же целью.


“Эти контакты на высоком уровне с представителями Саудовской Аравии и Пакистана ­ двух из трех стран, официально признавших законность режима Талибан в Афганистане, не могут быть простым совпадением,” писал один из местных политических обозревателей.


Казахстанское руководство дало понять, что рассматривает радикальное исламское движение в качестве силы, способной положить конец хаосу в Афганистане. Министр иностранных дел Ерлан Идрисов считает, что талибы смогут “восстановить мир и порядок и проложить дорогу к интеграции этой страны в международное сообщество.”


Сближение Астаны с бывшим противником подверглось критике внутри Казахстана. Несколько газет выступили с заявлениями о том, что такой шаг может повредить репутации страны.


Редакционный комментарий в газете “Панорама” содержал обвинение в адрес правительства Казахстана в том, что оно проводит близорукую политику и предупреждение, что укрепление авторитарного режима во главе с талибами послужит не очень хорошим примером для стран Центральной Азии, которые делают первые шаги на пути к демократии.


Другие комментаторы высказывают предположения, что власти рассчитывают на то, что улучшение отношений с талибами будет содействовать уменьшению активности региональных исламистских группировок, которые, как они подозревают, получают помощь от талибов.


Мало кто сомневается в том, что Астана решилась бы на изменение своей позиции по Афганистану без одобрения Москвы. Некоторые обозреватели указывают на то, что Россия желает использовать Казахстан в качестве посредника в своих попытках наладить связи с исламистами. По их словам, этот вопрос обсуждался во время недавних переговоров Путина с Назарбаевым в Москве.


В рамках любых контактов с талибами Москва будет требовать, чтобы Северному альянсу было позволено сохранить контроль над территориями на севере Афганистана, которые он в настоящее время оккупирует. Это позволило бы Кремлю сохранить некоторое влияние в регионе.


Россия явно опасается, что антиталибским силам угрожает поражение и что пока не поздно, необходимо добиться какой­то сделки с талибами. Как пишет в газете “Время по” обозреватель Владислав Юрицин, “похоже, что Россия стремится свести к столу переговоров Северный альянс и движение Талибан, пока антиталибские силы Ахмет Шаха Массуда еще способны к сопротивлению”.


Адиль Кожихов и Толганай Умбеталиева ­ политические обозреватели в Алматы.