Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Казахстан: законопроекты не предлагают существенных изменений

Критики правительства говорят, что предложенные изменения не улучшат положение в политике и с правами СМИ.
By Irina Stupakova
Члены оппозиции и активисты по правам человека в Казахстане восприняли ряд законопроектов по проведению политических реформ и реформ СМИ как неадекватную попытку произвести впечатление на международное сообщество.

Ни одна из предложенных реформ не приближает казахстанское законодательство к стандартам, требуемым для страны, получившей место председателя Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в 2010 году, говорят они.

11 ноября правительство приняло ряд предложенных поправок к законам о выборах, политических партиях и СМИ.

Объявив о законопроектах на заседании кабинета министров пятью днями ранее, премьер-министр Карим Масимов пояснил, что они были разработаны для того, чтобы снять любые опасения ОБСЕ о ситуации с демократией в Казахстане.

«Это будет необходимым подспорьем нашему председательству в ОБСЕ в 2010 году», - сказал он.

Провести законопроект через парламент планируется к концу ноября. Скорее всего, там проблем не возникнет, поскольку все места в законодательной ветви власти принадлежат пропрезидентской партии «Нур Отан», то есть поправки будут внесены своевременно, до встречи министров иностранных дел ОБСЕ в Хельсинки 4-5 декабря.

Заявка Казахстана на председательство в ОБСЕ была одобрена на заседании ОБСЕ в Мадриде в прошлом году. На той встрече Марат Тажин, министр иностранных дел страны, пообещал провести политические реформы.

Однако поданную Казахстаном в 2003 году заявку ожидал нелегкий путь. Положительное решение по ней было отложено на год, так как члены ОБСЕ сомневались в том, подходит ли Казахстан на роль председателя организации. Сомнения международной организации касались недемократичности выборов, ограничений свободы слова, правительственной монополии на СМИ, ненадлежащего обращения с политическими оппонентами и других проблем.

Некоторые страны-члены ОБСЕ, включая Великобританию и Соединенные Штаты, выступили против председательства Казахстана в 2009 году, как заявляла эта страна. Но затем согласились перенести это председательство на год позже.

Многие аналитики рассматривают заявку в ОБСЕ как личный проект президента страны Нурсултана Назарбаева, который стремится продемонстрировать, что его страна является серьезным и уважаемым игроком на международной арене.

Правительство представляет новые законопроекты как реальный шаг вперед. Министр иностранных дел Тажин заявил на встрече 7 ноября, что реформы планировались в течение нескольких лет и были «абсолютно четким, ясным и твердым сигналом со стороны Казахстана и главы государства о необходимости продолжения политических реформ».

Критики правительства, однако, поспешили узнать детали предлагаемых поправок и нашли их недостаточными.

Пересмотренное выборное законодательство гарантирует, что парламент Казахстана будет всегда включать в себя две политических партии, а не только пропрезидентскую партию «Нур Отан», как сейчас.

Министр юстиции Загипа Балиева поясняет: «Если только одна партия преодолевает необходимый барьер, следующая за ней партия, набравшая наибольшее число голосов, имеет право участвовать в распределении мандатов».

Неясно, как это будет сделано, так как законопроект не снижает действующий порог в 7 процентов, необходимый для представительства в парламенте страны, поэтому предстоит найти какое-либо решение этого вопроса.

Политолог Ермурат Бапи вспоминает, что именно президент Назарбаев впервые выдвинул эту идею. «Но это нонсенс – президент сидит и решает, кто попадет [в парламент], а кто – нет», - говорит он.

По словам Петра Своика, политического комментатора и заместителя председателя партии «Азат», Центральная избирательная комиссия и даже «Нур Отан» ранее говорили, что согласились бы на 5%-й порог.

Владислав Юрицын, журналист интернет-издания Zona.kz.net, уверен в том, что данные изменения были предложены с определенной целью: «не бывает [страны]-председателя в ОБСЕ с однопартийным парламентом».

Нинель Фокина, председатель правозащитной организации Алматинский Хельсинский комитет, называет весь законодательный пакет «имитацией движения». В частности, она считает, что мало что получится из предложенной в законопроекте о политических партиях поправки об уменьшении числа членов, необходимого для регистрации, - с 50 000 до 40 000 человек.

«Это совершенно несущественная поправка, - сказала она. – С таким же успехом можно было записать 40 999 человек».

Фокина также недовольна и другими изменениями, внесенными в закон о политических партиях, заявляя, что настоящая проблема, которая так и осталась нерешенной, в том, что правительственные структуры часто создают препоны в регистрации новой партии, которая может принять участие в выборах.

Что касается самого выборного процесса, то, по ее словам, настоящие изменения будут только в том случае, если оппозиционным партиям будет позволено присутствовать при подсчете голосов. «Избирательные комиссии остаются полностью в руках государства, в них нет никакого представительства конкурирующих сил», - сказала она.

Своик согласен с тем, что проведение выборов представляет серьезную проблему. «Совершенно очевидно, каким образом правящая партия собирается получить эти 93%, - сказал он. – Ни для кого не секрет, что однобокие комиссии фальсифицируют результаты голосования по указанию акимов».

Из-за того, что процесс подтасовки результатов выборов носит повсеместный характер, Своик не имеет оптимизма по поводу других поправок: СМИ должны давать одинаковое количество информации по всем кандидатам. Это, сказал он, «было бы важно, если бы отсутствовала фальсификация, на ее фоне все остальное просто не имеет никакого значения».

12 ноября министр культуры и информации Мухтар Кул-Мухаммед выразил одобрение в отношении поправок в законодательство о СМИ как шаг в направлении «защиты прав и профессиональных интересов журналистов».

В подтверждение этого он сказал, что «журналистам больше не нужно будет получать разрешение для использования аудио- или видеооборудования для проведения интервью».

Фокина, хотя и согласна с тем, что это шаг в правильном направлении, говорит, что ограничение никогда не следовало ставить на первое место. «Было бы большой натяжкой сказать, что исключение драконовского подпункта – это серьезное продвижение к демократии», - сказала она.

В то же время, говорит она, более серьезные вопросы так и остались нерешенными. Например, закон по-прежнему предусматривает рассмотрение дел о клевете как в уголовном, так и гражданском судах, и поправки не предусматривают ограничения медиа-монополии или гарантии получения доступа к официальной информации.

Закон о СМИ в делах о клевете больше не налагает бремя доказывания целиком на обвиняемого журналиста, тем самым немного уравнивая права обеих сторон. Раньше обвиняемый должен был доказывать свою правоту, что давало возможность истцам – в том числе и нарушившим закон чиновникам – легко выигрывать такие дела.

Журналист Юрицын не дает прогнозов относительно предстоящих сколько-нибудь серьезных перемен в результате пересмотра законов или других законодательных актов.

«Свобода слова как запрещена, так ее и продолжают запрещать. Асимметрия в политических партиях как была, так и остается. Что касается выборов, то голоса как можно было подделать, так и сейчас это будет возможным», - сказал он.

Своик сомневается, что перемены произведут желаемый эффект на западных партнеров Казахстана.

«Эти поправки являются попыткой отчитаться перед ОБСЕ, потому что срок подошел и что-то надо делать, - сказал он. - Но сама эта попытка оказалась настолько беспомощной, что вряд ли можно выглядеть хорошими перед ОБСЕ».

Ирина Ступакова, журналист IWPR в Алматы.