Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Казахстан: жертвы домашнего насилия в борьбе за алименты

В законодательство 2010 года были приняты поправки в вопросах домашнего насилия, но жертвы все еще сталкиваются с трудностями при истребовании алиментов.
By Farida Sharafutdinova

Алия и ее полуторагодовалый сын – частые гости в детской больнице Шымкента на юге Казахстана.

Врачи обнаружили у ребенка в мозге жидкость и у него растет опухоль. По словам Алии, врачи ей сказали, что его состояние может быть результатом черепно-мозговой травмы после того, как его отец ударил его кулаком по голове, когда ребенку было всего лишь четыре месяца. Теперь он может на всю жизнь остаться инвалидом.

38-летняя Алия рассказала IWPR, что и она и ее ребенок часто подвергались насилию со стороны бывшего мужа.

В сентябре 2012 года после того, как он их избил в очередной раз, она сообщила о факте избиения в полицию и его посадили на 15 суток за нанесение легких телесных повреждений.

После освобождения он выгнал жену с ребенком из дома и подал заявление на развод, решение по которому было вынесено в феврале этого года.
Но проблемы Алии еще далеки от разрешения. Из-за состояния здоровья ребенка она не может работать, а ее муж отказался выплачивать на его содержание на том основании, что является безработным, хотя Алия заявляет, что он – таксист, занимается частным извозом.

Дом, который Алия с мужем обихаживали сообща – покупали мебель, бытовую технику, тюль и так далее - поделен через суд с первой женой. Оставшуюся часть дома муж переписал на имя своих братьев.

Жертвы домашнего насилия в Казахстане получили большую поддержку с момента принятия закона в 2010 году. Он дал им реальный инструмент защиты.

Но несмотря на это, эксперты заявляют, что они до сих пор сталкиваются с препятствиями на более позднем этапе, когда после развода или добровольного расторжения брака, им нужно получить пособие на ребенка и урегулировать спорные вопросы при дележе совместного имущества.

В случае с Алией, она снова пошла в полицию после того, как ее бывший муж стал угрожать ей по телефону. Таким образом он пытался прекратить ее претензии на долю в их совместной собственности.

Именно тогда, Гульчехра Моминова, старший инспектор отдела полиции по борьбе с домашним насилием, посоветовала ей обратиться в НПО «Сана Сезiм», которая обеспечивает женщин, оказавшихся в ситуации, как у Алии, юридической помощью и психологической консультацией.

Поговорив с адвокатом Алия узнала, что по закону она может претендовать лишь на возврат ей родовых денег и половину от стоимости приобретенной с мужем мебели. Разведенная женщина полна решимости добиться справедливости. Ее ребенку нужны средства на лечение, на жизнь.

Моминова знает про домашнее насилие по личному опыту. Лет двадцать назад, постеснявшись случившегося – ее украл едва знакомый ей парень - она сказала приехавшим родителям, что остается в доме жениха. Пожалела об этом уже через день – новоиспеченный супруг безжалостно избил ее. Спустя время она нашла силы уйти с ребенком. Родители поддержали ее, она выучилась, поступила на работу в полицию, дослужилась до звания майора.

Ее рабочий день начинается с просмотра сводки: там домашняя ссора, здесь изнасилование, а тут – суицид. Вся эта информация берется на контроль.

В законе разработан четкий алгоритм действий правоохранительных органов в таких случаях и даются определения домашнего насилия, а также предоставляется инструмент по привлечению к уголовной ответственности. Также он распространяется на физические, психологические и экономические формы насилия, которые раньше, как правило, игнорировались.

До принятия закона процесс привлечения лиц, совершающих домашнее насилие, к суду был очень затруднен. Полиция могла отклонить жалобу, аргументируя это незначительностью телесных повреждений. Простого синяка или ссадины было недостаточно.

Теперь же, приехавший по вызову жертвы бытового насилия полицейский тут же выпишет защитное предписание. В этом предписании четко указываются: время и место его вынесения, кем и в отношении кого оно вынесено и другие обстоятельства совершения или угрозы совершения бытового насилия.

Лицо, в отношении которого вынесено защитное предписание, ставится на профилактический учет на десять дней. Если впоследствии женщина пишет заявление, в котором указывает, что то лицо исправилось, не преследует ее, то такого человека «автоматом» снимают с учета.

Вера Закутняя, координатор программы в «Сана Сезiм», согласилась с тем, что все больше женщин обращаются сегодня за помощью. За первый квартал 2013 года ее организация получила более 1000 запросов о помощи по сравнению с 600 просьбами о поддержке за тот же период прошлого года.

Как и другие женские правозащитники Закутняя полагает, что предстоит еще большая работа по обучению женщин самому процессу – что происходит после того, как они заявляют на своих мужей в полицию, как подать заявление на получение алиментов на ребенка, и как обеспечить справедливый раздел имущества.

Закутняя говорит, что большинство женщин, обращавшихся в «Сана Сезiм», испытывали проблемы с получением документов, таких как собственные паспорта и удостоверения личности, свидетельства о рождении на детей, и документы о регистрации брака. Также они не знали, как потребовать то, что им полагается.

«Сана Сезiм» выпускает листовки, советующие жертвам домашнего насилия составлять планы на экстренный случай, например, чтобы они заранее подготовили и забрали с собой важные документы, когда им нужно уходить в минуты опасности.

Женщина, представившаяся Нигарой, связалась с «Сана Сезiм» после того, как увидела информацию о НПО в газете. Она была замужем, но по мусульманским обычаям, и ее брак не был официально зарегистрирован.

Несмотря на это юридическое препятствие, ее интересы представлял юрист «Сана Сезiм» и она смогла вернуть свою собственность, которая у нее была в качестве приданого.

Фарида Шарафутдинова – главный редактор газеты «Рабат» в Казахстане.