Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАЗАХСТАН: ГОЛОДОВКА УНЕСЛА ЖИЗНЬ

Инвалиды труда пытаются отсудить задолженность по пособиям.
By Gaziza Baituova

Группа из 40 бывших рабочих ОАО «Каратау», получивших неизлечимые болезни на вредном фосфорном производстве, начала очередную голодовку в знак протеста против отказа Верховного суда в повторном рассмотрении их иска.


28 января - на третий день голодовки – скончался один из протестующих, инвалид второй группы 49-летний Геннадий Розанов, который 20 лет проработал проходчиком на руднике «Молодежный» в ОАО «Каратау». Предприятие задолжало покойному более 16 тысяч долларов.


Общая сумма задолженности перед всеми профбольными ОАО «Каратау» превышает 3 млн долларов. Инвалиды заявляют, что в погашение задолженности им были обещаны «ликвидные» материальные ценности, однако их обманули и «всучили» бесполезный гранулированный шлак.


«Местная исполнительная власть никак не реагировала на наши многочисленные письменные просьбы вмешаться, - говорит представитель профбольных Надежда Сычева. - Мы прошли все судебные инстанции - от районного до Верховного суда, и все они отказали нам в нашем иске. Мы начали новую голодовку от безысходности».


«Заработав на производстве хронический силикоз (нижняя часть легких забита фосфорной пылью), мой муж последний год задыхался и очень часто терял сознание. Но, зная, что голодовка может оказаться для него летальной, он все равно решил принять в ней участие, - рассказывает жена покойного Галина. - Мы уже несколько лет перебиваемся с хлеба на воду. Ни о каком необходимом в таких случаях регулярном стационарном лечении не могло быть и речи. Геннадий не принимал вообще никаких лекарств, потому что их не на что было купить».


С 1998 года более 200 бывших сотрудников ОАО голодовками и иными формами протеста пытаются добиться от предприятия погашения задолженности на общую сумму около 3 млн долларов. Всем им полагается пособие по инвалидности, полученной на производстве, до достижения ими возраста 75 лет.


Силикоз – серьезное респираторное заболевание, относящееся к профзаболеваниям шахтеров. Его симптомы – хронический кашель и затрудненное дыхание. Многие из рабочих заболели задолго до достижения пенсионного возраста, и пособия по инвалидности стали их единственным источником дохода.


45-летний бывший рабочий «Каратау» Санат Жумагулов рассказал: «Мы живем в аварийном доме. У меня двое детей, и они не могут посещать школу из-за отсутствия теплой одежды, не говоря уже об учебниках и тетрадях».


Развал некогда могущественной химической отрасли, в которой работала основная часть населения южного города Казахской ССР Джамбула (ныне - Тараз), последующая чехарда с передачей предприятий от имени правительства в управление различным организациям, в ходе которой в угоду новоявленным инвесторам замораживались многомиллионные долги по зарплате и социальным выплатам, в итоге оставили не у дел большое количество людей, отдавших лучшие годы и здоровье своей профессии.


До 5 сентября 1997 года в Жамбылской области существовали самостоятельные акционерные общества: «Нодфос», «Суперфосфатный завод», «Промтранс» и «Каратау». Затем на их базе было создано ОАО «Казфосфор», находившееся в хозяйственном ведении государства.


В дальнейшем имущество каждой из составляющих «Казфосфора» было разделено на активную и пассивную часть, причем дальнейшая выплата ежемесячных пособий профбольным была отнесена к пассивной части. Из ОАО «Каратау» был вычленен горно-обогатительный комбинат, которому передали активную часть (дорогостоящее оборудование, все активы - производственные и финансовые), а у ОАО «Каратау» осталась пассивная часть, в которую и были определены профбольные.


По итогам тендера в феврале 1998 года активная часть всех предприятий под разными названиями переходит к индийской компании «Тексуна кемиклз», а пассивная часть была выставлена на продажу. Именно из вырученных от продажи средств предполагалось погасить задолженность перед профбольными.


Вместо того, чтобы ожидать поступления средств от продажи, конкурсный управляющий предложил рабочим расплатиться с ними «ликвидными активами». Рабочие согласились, надеясь в дальнейшем эти «активы» реализовать и получить «живые» деньги.


Однако «ликвидные активы» на поверку оказались гранулированным шлаком – побочным продуктом горно-обогатительного производства, годным лишь для изготовления цемента и кровельных материалов.


Голодающие утверждают: знай они, что получат вместо денег гранулированный шлак, они ни за что не пошли бы на эту сделку.


«Управляющий обманул нас, - пишут в коллективной жалобе во все инстанции профбольные ОАО «Каратау». - По его настоянию мы заполнили письменные заявления, где вместо живых денег соглашались принять на причитающуюся сумму ликвидное имущество. Однако под видом ликвидного имущества он “спихнул” нам гранулированный шлак и во всех инстанциях отчитался, что полностью рассчитался с профбольными. В свое время конкурсный управляющий категорически отказался ознакомить нас со списком имущества».


Бывшая дробильщица, а ныне - инвалид первой группы Валентина Грекова с нескрываемым отвращением рассказывает: «То, что принято называть гранулированным шлаком, фактически является ядовитым фосфором. В вечернее время эти пять тонн ярко и эффектно светятся, но никак не охраняются, потому что этот производственный хлам некому даже воровать».


Сам же конкурсный управляющий Абай Суинбаев считает, что его совесть чиста. «Как реализовать этот шлак? Это их проблемы!» - сказал он IWPR.


По мнению Сычевой, новое конкурсное производство необходимо для того, чтобы провести тщательный аудит оборудования, на которое еще можно найти покупателя, и таким образом расплатиться с инвалидами. Но, поскольку уже ясно, что ликвидного оборудования не хватит, оставшуюся часть долга должно взять на себя государство в соответствии со ст. 945 (п. 3) ГК РК.


Однако казахстанские суды, в том числе Верховный, отказываются принять решение о возобновлении конкурсного производства.


А инвалидам вредного производства ничего не остается, кроме как с риском для жизни продолжать голодовку.


«В советское время я был награжден за трудовые заслуги орденами Ленина и Трудового Красного знамени, - рассказывает 74-летний Алексей Чередников. - Кроме профессиональной вибрационной болезни, в 90-х годах на производстве я лишился обеих ног. В странах дальнего зарубежья сразу же выплатили бы все причитающие пособия. А мы годами не можем добиться своего».


Газиза Байтуова – корреспондент IWPR в Таразе.