Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Казахстан возводит политический плюрализм в ранг закона

Новый законопроект предусматривает создание многопартийного парламента, однако критики отмечают, что власти предпримут попытку отбора угодных им оппонентов.
By Yulia Milenkaya
По мнению критиков правительства, законопроект, регулирующий структуру парламентской демократии в Казахстане – не больше, чем простое приукрашивание действительности.

Институт, занимающийся разработкой законопроекта, тем временем утверждает, что это – часть программы по преобразованию, которая уже некоторое время находится в работе.

Работа над законопроектом велась Институтом парламентаризма, исследовательским центром правящей партии «Нур Отан». Это подразумевает высокий уровень заинтересованности в управлении процессом по формированию условий, которые партии должны соблюсти, чтобы попасть в политический мейнстрим.

На настоящий момент только партия «Нур Отан» имеет места в парламенте. Другие шесть партий, принимавших участие в выборах 1997 года, не смогли преодолеть 7-процентный порог, что было необходимо для прохождения в парламент.

Аналитики рассматривают этот шаг как часть плана по получению страной демократических «баллов», когда в следующем году придет время занять место председателя Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Другие изменения в законодательстве о выборах, политических партиях и средствах массовой информации, предложенные правительством в ноябре прошлого года, рассматривались как прямая реакция на критику некоторых стран-членов ОБСЕ, высказавшихся против заявки Казахстана на председательство в организации.

Разрабатываемый законопроект считают следующим логическим шагом в этом процессе.

«Все, что делается сейчас на политической арене Казахстана, в том числе и введение новых законопроектов, - это конкретные шаги для вступления Казахстана в ОБСЕ», - считает политолог из Алматы Олег Сидоров.

Анонимный источник, близкий к правительству Казахстана, сообщил IWPR, что перемены действительно связаны с предстоящим председательством страны в ОБСЕ.

«В руководстве страны понимают, что необходимо себя как-то “приукрасить”, чтобы не выглядеть в Европе откровенными скифами», - сказал источник.

Однако официальная позиция такова: эти изменения планировались в течение нескольких лет как часть обширной реформы.

«Разговор о необходимости его принятия в парламенте шел еще с 2007 года, когда партия “Нур Отан” начала осуществлять свои полномочия, - сказала IWPR Жанаргуль Кусмангалиева, заместитель директора Института парламентаризма. – Если мы говорим о том, что наша страна идет по пути демократического развития, то, конечно, в будущем парламент будет многопартийным».

Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков, научно-исследовательской организации в Казахстане, отмечает, что новый законопроект вытекает из другого изменения, внесенного в начале этого года и предусматривающего наличие в парламенте как минимум двух партий.

Согласно поправкам, одобренным президентом страны Нурсултаном Назарбаевым в феврале, даже если только одна партия набирает необходимые семь процентов голосов, вторая по количеству набранных голосов партия получит определенное количество мест в парламенте согласно сложной формуле, по которой будет высчитываться пропорциональное представительство каждой партии. (Подробнее об этом читайте в статье В Казахстане возможны досрочные выборы, RCA № 567, 24 февраля 2009 года.)

«Я думаю, что это просто следующий шаг в сторону того самого двухпартийного парламента, о котором говорил президент», - сказал Сатпаев.

Аналитики размышляют, как властям удастся добиться того, чтобы парламент хотя бы казался многопартийным.

По мнению Сидорова, перемены (возможно, в форме досрочных выборов) могут произойти раньше, чем ожидается. Хотя он и признает, что «делать какие-то прогнозы в этом отношении чрезвычайно сложно, Астана будет диктовать свои правила и поставит нас перед фактом».

Сатпаев считает, что, поскольку выборы будут заключаться лишь в избрании кандидатов, отобранных правительством, власти, возможно, решили пойти кратчайшим путем.

Проведение официальных выборов, говорит он, потребует значительного финансирования, а у правительства плохо с деньгами из-за текущего финансового кризиса. Вместо того чтобы изменять Мажилис или нижнюю палату парламента, власти могут кооптировать представителей других партий в Сенат, верхнюю палату, семь из 47 членов которого назначаются президентом.

Сатпаев отрицает вероятность появления в парламенте оппозиционной партии и говорит, что вопрос лишь в том, займет ли это место какая-нибудь из существующих проправительственных партий, или для этих целей будет создана новая.

В любом случае, сказал он, «вторая партия в парламенте будет играть формальную роль, абсолютно никак не влияя на внутрипарламентскую жизнь и тем более на возможность парламента контролировать исполнительную ветвь власти».

Хотя «Нур Отан» номинально является правящей партией с большим числом членов, и принимала участие в некоторых инициативах, как, например, представление законопроекта и антикоррупционная кампания, аналитики говорят, что на деле ее полномочия ограничены, поскольку все важные решения принимает президент Назарбаев и его непосредственный круг.

По словам политолога Андрея Чеботарева, «если посмотреть на все партийное поле Казахстана, партия “Нур Отан”, находясь в своем высоком статусе, занимается текущими вопросами, которые особо не влияют на принятия серьезных политических решений». (Больше информации о партии «Нур Отан» по ссылке: Казахстан: юбилей президентской партии, RCA № 578, 22 мая 2009 года.)

В то же время, говорит он, оппозиция находится в плохой форме. Блок «За справедливый Казахстан», созданный в этом году, объединил Объединенную социал-демократическую партию, Коммунистическую партию Казахстана и народную партию «Алга», а другие партии – Демократическая партия Казахстана «Азат», «Ак Жол» и социал-демократическая партия «Ауыл» - остались в стороне.

Юлия Миленькая и Даулет Канагатулы – журналисты в Казахстане, прошедшие тренинги IWPR.