Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Казахстанские политтехнологи дают объяснение стрельбе полицейских

Сначала они запретили передавать новости, а затем выдвинули альтернативную версию трагического инцидента
By Almaz Rysaliev
  • Полиция окружает журналистов в Шетпе, где один человек погиб после того, как полиция открыла огонь по бастующим 17 декабря. (Фото предоставлено новостным сайтом «Республика» http://www.respublika-kz.info/)
    Полиция окружает журналистов в Шетпе, где один человек погиб после того, как полиция открыла огонь по бастующим 17 декабря. (Фото предоставлено новостным сайтом «Республика» http://www.respublika-kz.info/)
  • Власти организовали укрепленную оборону из полицейских сил. (Фото предоставлено новостным сайтом «Республика» http://www.respublika-kz.info/)
    Власти организовали укрепленную оборону из полицейских сил. (Фото предоставлено новостным сайтом «Республика» http://www.respublika-kz.info/)

Заблокировав доступ к информации о стрельбе в Жанаозене и выдвигая собственную версию событий, правительство Казахстана не оставило гражданам надежды на правду.

По официальным данным, 14 человек, большинство из которых бастующие, были убиты в результате стрельбы полиции по толпам в центре Жанаозена 16 декабря. Около 70 человек были задержаны. Еще один человек погиб в соседнем селе Шетпе на следующий день, когда полицейские открыли огонь по небольшой массе бастующих. Около 100 человек получили ранения в ходе двух столкновений.

В Жанаозене объявлено чрезвычайное положение, которое продлится до 5 января.

В городе напряжение росло месяцами, с тех пор как работники нефтяного сектора вышли на забастовку и продолжали бастовать после того, как компания их уволила. (См. Недовольство рабочих нефтяного сектора Казахстана и Репрессии возмущают протестующих казахстанских нефтяников). Начавшись с промышленного спора, событие переросло в политическое противостояние, вылившееся в использование властями силы против демонстрантов.

Правозащитники, представители СМИ и политологи рассказали IWPR о блокировании информации, после чего пошла преднамеренная кампания, характеризующая протестующих как ярых нарушителей общественного порядка.

Андрей Гришин, сотрудник Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности, описал, как правительство попыталось взять контроль над потоком информации с самого начала.

"В первый день [16 декабря] информационная блокада была тотальная - были заблокированы твиттер, сайт Социалистического сопротивления [рабочее движение], который первым сообщил о произошедшем (их страница по-прежнему не открывается) и независимый информационный сайт Guljan.org», - сказал он.

«В первую очередь власти отреагировали попытками препятствовать распространению информации. Потом поняли, что скрыть то, что происходит в Жанаозене, не получается. Сейчас государство старается идти на опережение, сообщая информацию первым и в нужном для себя ракурсе. Теперь власти пускают в изолированный город, пусть и под контролем, журналистов независимых СМИ", - так Сергей Расов, политический обозреватель из Караганды, описал план контроля за информацией, который, по его мнению, уже действует.

"Первые сообщения появились в Интернете. Поскольку события произошли 16 декабря, в День независимости [Казахстана], то многие редакции не работали, - говорит он. - Сначала пошла информация, что в Жанаозене начались массовые беспорядки, бойня, перестрелки. И тут же резко все каналы в Интернете отрубили. С каждой минутой блокировалось все больше информационных сайтов. Оставался Facebook. Все местные телеканалы показывали праздничные мероприятия [посвященные независимости]».

Было сложно получить достоверную информацию, так как город был перекрыт, все связи с ним были отключены.

"Власти сработали быстро. Видимо, существует алгоритм ряда действий, который запускается при команде сверху, - говорит Расов. - Думаю, весь этот план по информационной блокаде был приготовлен заранее на случай возможного повторения у нас «арабской весны», чтобы люди не могли получать информацию о том, что происходит".

По словам Расова, пока другие источники информации закрыты, администрация президента, правительство и полиция действовали сообща для управления общественным мнением, оправдывая действия полиции и переложив всю вину на бастующих.

"В итоге они подают такую картину: хулиганская группа, пьяная, обколотая, начала резвиться, напала на стражей порядка, отобрала табельное оружие, начала расстреливать мирных граждан. И когда полиция увидела это, то начала стрелять на поражение", - говорит он.

Санат Урналиев, корреспондент газеты "Уральская неделя" в Уральской области, также на западе Казахстана, согласился с тем, что основным источником информации для большинства людей были проправительственные СМИ, которые обрисовывали насилие как работу "деструктивных, хулиганствующих элементов".

"При этом никто из журналистов не пытается разобраться в корне проблемы - а это семимесячная забастовка, аресты и преследования руководителей профсоюзов, активистов из числа бастующих", - говорит он.

Татьяна Трубачева, редактор оппозиционной газеты "Голос Республики", рассказала IWPR, что сайт их газеты, Respublika.kz.info, был взломан хакерами.

Расов заявил, что информационная блокада продолжается: "Хотя власти и заявляют, что они сейчас пытаются наладить [мобильную] связь и Интернет, всё остается на том же уровне, что и было".

Алмаз Рысалиев – редактор IWPR в Казахстане.

Если у вас есть комментарии или вы хотите задать вопрос по этому материалу, вы можете направить письмо нашей редакторской команде по Центральной Азии на адрес feedback.ca@iwpr.net.

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >