Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Кабульская полиция пытается обуздать рост преступности

Афганские политики заявляют, что с преступностью в столице почти покончено, но кабульские полицейские так не считают.
By Farzad Ahmadi

Переходная афганская администрация принесла людям мир, но не безопасность. Вооруженные группировки продолжают ежедневно похищать, убивать и терроризировать людей.


Владелец ограбленного в феврале пункта обмена валюты, потеряв крупную по афганским меркам сумму в полмиллиона афганей (около 105-ти долларов США), счастлив, что остался в живых. «Обычно преступники сначала убивают свою жертву, а потом уже грабят. Мне просто повезло», - рассказывает он.


Министр внутренних дел Юнус Кануни признает, что проблема безопасности стоит остро вот уже десять лет, однако настаивает, что большая часть из нескольких сотен моджахедских криминальных группировок, действовавших в Кабуле до прихода к власти временного правительства, ликвидирована.


Как утверждает Заместитель Министра обороны Салех Мохаммад Регистани, властям удалось вытеснить несколько сотен вооруженных бандитов за пределы города. Оставшихся же правительство рассчитывает реинтегрировать в ряды местной полиции, полагая, что они не представляют угрозы для общества.


«Придя к власти в Кабуле в 1992 году, моджахеды уничтожили и армию, и полицию. Пока не будут сформированы постоянные органы правопорядка, нам придется доверить свою безопасность этим людям», - заявил Регистани, - «Но их деятельность будет строго контролироваться».


В то же время сами полицейские утверждают, что преступность в афганской столице процветает, а руководство не предпринимает никаких активных действий для борьбы с ней. «Временная администрация почему-то не предпринимает решительных действий против вооруженных группировок», - заметил один офицер полиции.


Власти признают, что преступники вершат свое черное дело в городе, а затем укрываются за его пределами, где полиция не имеет достаточных ресурсов для борьбы с ними.


Однако некоторые представители органов правопорядка утверждают, что преступников не преследуют сознательно, так как ряд высших чинов МВД имеют связи с преступными группировками. Например, некоторые высокопоставленные чиновники МВД подозреваются в торговле пленными боевиками движения «Талибан» и «Аль-каэды».


Кроме того, эффективность и боеспособность местных сил безопасности страдают от хронического отсутствия финансирования. Многие полицейские уже несколько месяцев не получают жалование. «Голодаем всей семьей», - жалуется Ахмад – рядовой сотрудник четвертого участка полиции Кабула. «Если полицейский ложится спать на голодный желудок, он не станет охранять покой богатых», - говорит Ахмад.


Похоже, проблема пока не находит своего решения. На вопрос, когда будет выдана зарплата полицейским, Председатель временной администрации Хамид Карзай ответил несколько загадочно: «Им не следует ни о чем беспокоиться. Получат все, что причитается по закону».


Хотя сами полицейские невысоко оценивают эффективность работы правоохранительных органов, они признают, что патрулируя улицы совместно с Международными силами безопасности (МСБ) под британским руководством, им все-таки удалось восстановить в городе некоторый порядок. Зона патрулирования недавно была расширена, и теперь охватывает районы в радиусе 25 км вокруг Кабула. Таким образом, под прицелом оказались вооруженные группировки, окопавшиеся поблизости от столицы.


Для решения этих и других задач МВД пообещало выделить дополнительно 29 тысяч полицейских. Будет усилено патрулирование районов города, особо пострадавших от военных действий. Жители боятся сюда возвращаться, опасаясь за свою безопасность. Правда, пока неизвестно, когда именно поступит подкрепление.


Еще нескоро жители афганской столицы по-настоящему почувствуют себя в безопасности. Многие афганские женщины боятся всех вооруженных людей, в том числе и полицейских. Латифа продолжает носить чадру вне дома, несмотря на отмену обязательного ее ношения. «Я так боялась талибов, что теперь, когда вижу вооруженного человека с бородой, меня охватывает панический ужас и ненависть. Ненавижу эти зверские лица».


Фарзад Ахмади, корреспондент ИОВМ в Кабуле