Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ: СТРАХ ПЕРЕД ТЕРРОРОМ

В Кабардино-Балкарии опасаются нападения исламских экстремистов, а мусульмане республики утверждают, что подвергаются необоснованным гонениям.
By Fatima Tlisova

Жительница Нальчика, журналист Марианна Калмыкова уже несколько дней не пускает своего сына в школу №2, учеником которой он является.


"И я не одна - все ждут терактов, - говорит она. - В школе уже придумывают всякие дни здоровья и прочее, чтобы не говорить официально, что занятия не проводятся из-за низкой посещаемости".


Жители Кабардино-Балкарии опасаются того, что их республика, где в последние месяцы стало очень неспокойно, станет объектом нападения террористов. Всю последнюю неделю в образовательных учреждениях срываются занятия. Родители боятся терактов и не пускают детей в детсады, школы и вузы.


Страхи питает опубликованная 17 сентября Интернет-сайтом Kavkazweb.net статья с названием «Конец света: Как чеченские сепаратисты планируют уничтожить Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию".


Анонимный автор в общих чертах описывает сценарий, по которому чеченский боевик Шамиль Басаев, взявший на себя ответственность за захват заложников в Беслане, сможет повторить эту операцию – на этот раз в школе № 2 города Нальчик. Он рассказывает, как это поможет разжечь масштабное межнациональное противостояние на Северном Кавказе, в результате которого погибнут десятки тысяч людей.


События в Беслане полностью отвлекли внимание общественности от событий внутри Кабардино-Балкарии. 1 сентября – в день захвата бесланской школы - в центре Нальчика около трех часов дня на одном из самых оживленных перекрестков в перестрелке с силовиками был убит житель Карачаево-Черкессии Дагир Хубиев.


Хубиев ехал в такси и в ответ на требование остановиться с криком «Аллах Акбар!» открыл огонь из самодельного пистолета.


Дагир Хубиев считался исламским радикалом и был объявлен в федеральный розыск в связи с убийством карачаевца Николая Кипкеева, которого называют одним из организаторов взрыва с участием смертницы у станции московского метро 31 августа. Обоих мужчин обвиняли в связях с действующей в Карачаево-Черкесии экстремистской группой «Джамаат № 3».


После трагедии в Северной Осетии министерство внутренних дел Кабардино-Балкарии объявило вознаграждение за информацию о членах другой группы, именующей себя «Ярмук». Практически все, чьи имена заявлены – жители села Кенделен. Группой руководит некий Муслим Атаев, известный как Сейфулла.


На специально организованном по этому поводу брифинге начальник отдела по борьбе с религиозным экстремизмом Управления по борьбе с организованной преступностью Беслан Мукожев заявил: «Ярмук» представляет реальную угрозу безопасности населения республики. Члены джамаата имеют боевой опыт, прошли специальную техническую и психологическую подготовку для ведения подрывной деятельности».


В один из последних дней августа на окраине села Чегем в 15 километрах от Нальчика произошло боевое столкновение. Бой продолжался больше восьми часов с четырех часов дня до полуночи. В сражении с группой из 8 боевиков участвовали до четырехсот сотрудников МВД, ФСБ и внутренних войск, были привлечены бронетехника и два вертолета. Боевики ушли с оцепленного кукурузного поля. В Чегеме повторилось то, что случилось в селе Баксан в августе 2003 года, когда из осажденного дома ушла группа Шамиля Басаева, потеряв при этом двух бойцов (см. статью Валерия Хатажукова "Кабардино-Балкария: Удар по исламистам", CRS № 199).


И в этот раз потери со стороны боевиков – двое убитых. Силы правопорядка также потеряли двоих. Четверо получили ранения различной тяжести.


В тот же день в восточном пригороде Нальчика на подъезде к селу Хасанья из белой «десятки» в ответ на требование сотрудников правоохранительных органов остановиться был открыт огонь. Во время преследования четверо пассажиров бросили машину с простреленными шинами и скрылись в лесу. Министр внутренних дел КБР Хачим Шогенов сообщил, что в машине преступников обнаружены 10 килограммов тротила, приготовленного к применению, большое количество оружия и боеприпасов.


Через неделю силовики КБР заговорили о возможном участии в столкновении под Чегемом группы Сейфуллы. Этому предшествовало появление на сайте Кавказ-Центр агрессивного заявления джамаата «Ярмук»: «Доводим до сведения всех, что на сегодня, милостью Аллаха, сформирован Кабардино-Балкарский боевой джамаат «Ярмук». Подразделения джамаата «Ярмук» дислоцированы на территории Кабардино-Балкарии и приступают к выполнению поставленных перед ними боевых задач в соответствии с требованиями джихада».


Мусульманство в Кабардино-Балкарии практически расколото на две части. Старшее поколение склонно больше доверять официальному духовенству в лице Духовного управления мусульман, наиболее приближенного к власти. Молодежь игнорирует Управление и считает своим лидером Муссу Мукожева, возглавляющего 40 исламских общин в республике, членами которых состоят более 10 тысяч человек.


По приказу президента Кабардино-Балкарии Валерия Кокова в республике сформирована комиссия из четырех групп, главная цель которых – наведение мостов с родными и близкими людей, причисляемых к приверженцам радикального ислама. Члены правительственной комиссии проводят встречи в каждом населенном пункте Кабардино-Балкарии, начиная от столицы, заканчивая горными селениями. Родителей «ваххабитов» просят повлиять на детей, чтобы те перестали посещать мечети, молились по домам и сбрили бороды. Власти предупреждают, что в противном случае будут приняты силовые меры.


На сегодняшний день в республике действует только одна мечеть – в Нальчике. Остальные были закрыты в прошлом году.


Президент КБР Валерий Коков говорит, что составлен список из 400 имен – это неблагонадежные люди, которые находятся под круглосуточным наблюдением и в отношении которых силовые структуры готовы к любым мерам ограничения.


Но есть немало людей, которые подвергают сомнению правомочность подобных списков. Директор неправительственного Института исламских исследований КБР Руслан Нахушев утверждает, что видел список спецслужб, и он сам в нем указан под вторым номером.


«Я не хожу в мечеть, не держу пост, не совершаю ежедневных намазов – то есть не соблюдаю ни одно из предписаний ислама, - говорит он. - Меня нельзя назвать мусульманином. Тем не менее, я в этом списке указан как приверженец радикального ислама. Для меня абсолютно ясно, что людей в эти списки «оформляли» по принципу НКВД: чем-то не угодил местному чиновничеству - очутился во врагах народа»


Первый в списке – неофициальный Амир мусульман Кабардино-Балкарии Мусса Мукожев - тоже не считает себя ваххабитом: «Когда власти не в состоянии бороться с реальной опасностью, они создают видимость борьбы для отчета перед Центром. Они упустили Басаева в прошлом году, а всю злость выместили на нас – обычных мусульман республики".


Мукожев говорит, что тогда многие простые жители стали жертвами произвольных арестов. "Мало того, что избивали беспощадно, издевались и морально – на головах ребят из села Дугулубгуей были выбриты кресты".


"Хотя ни одно обвинение против нашей общины не доказано, мы не имеем доступа к правосудию, - сказал он. - Мусульмане Кабардино-Балкарии полностью лишены конституционных прав и гражданских свобод. Нам уже очень трудно сдерживать молодежь от ответных действий. Политику властей нельзя называть разумной, она скорее провокационная».


Фатима Тлисова, независимый журналист, Кабардино-Балкария