Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Исламабад «обхаживает» Северный альянс

Пытаясь сохранить хоть какое-то влияние в Афганистане, Пакистан ищет сближения с Северным альянсом.
By Shiraz Paracha

Пакистан пытается найти общий язык с антиталибской коалицией, но этому может помешать жестокое обращение северян с пакистанцами, воевавшими на стороне талибов.


Исламабад стремится наладить отношения с Северным альянсом, чтобы сохранить хоть какое-то влияние в Афганистане. Отвернувшись от талибов после событий 11 сентября, пакистанское правительство надеется убедить Альянс смягчить свою позицию в отношении ряда пропакистанских пуштунских группировок, которых северяне наотрез отказываются допустить к участию в будущем «представительном» правительстве Афганистана.


Задача не из легких. Многие участники афганской оппозиции никогда не простят Исламабаду его поддержки движения «Талибан». В установлении контактов с афганской оппозицией Пакистану помогают Иран, Турция и Объединенные арабские эмираты.


Тегеран посредничает между Исламабадом и Исмаил-Ханом – проиранским северным командиром, войска которого контролируют Герат – стратегически важный город на афгано-иранской границе.


Сообщается также, что, со своей стороны, турецкие официальные лица предпринимают попытки убедить другого лидера Альянса – узбекского генерала Абдул-Рашид Дустума – пойти на переговоры с представителями Исламабада.


Признанный ООН президент Афганистана и руководитель Северного альянса Бурхануддин Раббани встретился в Дубае с представителями Пакистанского Межведомственного разведывательного управления (МРУ).


Однако зарегистрированные в последнее время случаи бесчеловечного обращения с пакистанскими гражданами, воевавшими на стороне талибов, могут свести на нет попытки налаживания отношений между Исламабадом и Северным альянсом.


Десятки пакистанцев были убиты во время восстания, поднятого узниками тюрьмы Джалаи-Джханг в Мазари-Шарифе; сотни пропали без вести. Кроме того, полевые командиры Северного альянса требуют выкуп за захваченных ими в плен пакистанских боевиков. Все это может вызвать народные волнения в Пакистане, после чего пакистанский лидер Мушарраф вынужден будет прекратить всякие отношения с афганской оппозицией.


Исламабад, по мнению которого в Афганистане должны править исключительно пуштуны, уже давно не ладит на этой почве с Северным альянсом, однако в 70-х Пакистан оказывал поддержку покойному лидеру Альянса Ахмад-Шаху Масуду. Тогда это было в интересах Исламабада. Масуд и еще двое тогдашних афганских диссидентов – Раббани и леворадикал Гулбадин Хикметьяр - нашли тогда убежище в Пешаваре.


Пакистан отводил этим троим важную роль в организации сопротивления муссировавшимся в то время в Кабуле планам по созданию единого пуштунского государства – Пуштунистана, а также в противодействии «Советской угрозе».


Масуд – таджик по национальности – встал в начале 80-х во главе одной из семи группировок, сформированных ЦРУ и МРУ для борьбы с советским вторжением, однако его отношения с пакистанской разведкой никогда не были гладкими. В итоге Масуд прекратил их вовсе, считая, что МРУ больше угоден пуштун Хикметьяр.


После ухода советских войск Масуд и его соратники маоистского толка вновь пошли на контакт с соседними странами, в особенности – с Пакистаном. В 1993 году лидер Северного альянса направил в Исламабад своего посланника Джамиат-Улла Джалала.


Джалал передал тогда только что переизбранному правительству Премьер-министра Беназир Бхутто поздравительное послание от Ахмад-Шаха Масуда, в котором тот выражал готовность наладить дружественные отношения с Пакистаном. Эта попытка заигрывания была отвергнута, после чего Масуд обратился против Пакистана. Некоторые в Пакистане считали его виновником нападения на пакистанское посольство в Кабуле и взятия в заложники целого автобуса пакистанских школьников, следовавшего из Пешавара в Исламабад.


После того, как с Пакистаном у него ничего не получилось, Масуд обратил свой взор к России. Исламабад же сделал ставку на движение «Талибан», состоявшее в основном из бойцов пуштунской национальности.


Политика Исламабада в отношении Афганистана изменилась коренным образом после терактов в США 11 сентября. Пакистан отвернулся от «студентов» и в настоящее время предпринимает попытки наладить контакты с Раббани, рассчитывая убедить последнего в необходимости участия ряда пропакистанских пуштунских группировок в новом афганском правительстве.


Шираз Парача – редактор южно- и центрально-азиатских новостей одного из лондонских информационных агентств. В 1997-1998 гг. работал корреспондентом в пакистанском городе Пешавар, откуда вел репортажи о событиях в Афганистане, на территории Северо-западной Приграничной провинции и племенных автономий Пакистана.