Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ИНГУШЕТИЯ: РУССКИХ ЗОВУТ ВЕРНУТЬСЯ

Русская община возвращается на Северный Кавказ, несмотря на опасность.
By Asya Bekova
. Поселиться в этой северокавказской республике приглашают и тех русских, кто никогда прежде там не жил. Между тем акты насилия, следующие один за другим, грозят эти усилия подорвать.



Руководство Ингушетии надеется, что с ростом русскоязычного населения, которое характерно хорошим образованием и высоким уровнем профессиональной подготовки, улучшится социально-экономический фон в республике, на сегодняшний день являющейся одной из самых бедных в России.



«Возвращение и проживание русских является показателем стабильности и экономического роста Ингушетии», - сказал IWPR государственный чиновник Ахмед Султыгов.



Республиканская программа «Возвращение и обустройство русскоязычного населения, ранее проживавшего в Республике Ингушетия» на 2004-2010 годы была принята постановлением правительства Ингушетии в октябре 2003 года. На реализацию этой программы республиканским и муниципальными бюджетами предусмотрено 109 миллионов рублей (около 4 миллионов долларов США).



Школьная учительница Наталья Бортко вернулась с семьей в Ингушетию из Челябинска. «Меня тянуло на родину, - говорит она, - здесь мои друзья, одноклассники, знакомые традиции и обычаи».



В результате осетино-ингушского вооруженного конфликта 1992 года и чеченской кампании, которая началась в 1994 году, большинство русских бежали из Чечни и Ингушетии, в советские времена бывших частями одной республики.



Основная часть русской общины Чечено-Ингушской АССР, общее население которой превышало один миллион человек, была сконцентрирована в городе Грозном. Русские составляли там около 50 процентов населения. В 1992 году в Ингушетии проживали 18 094 русских и представителей других русскоязычных национальностей – сравнительно высокий показатель для этого в основном сельского региона.



Отток русских с Северного Кавказа начался еще 70-80 годы прошлого века. Главными причинами этого были упадок в нефтяном секторе и нехватка рабочих мест.



По данным ингушского правительства, с 2004 года в республику по программе вернулось около 1000 человек, было выделено 17 квартир. В настоящее время в Ингушетии с ее почти полумиллионным населением проживают более 5000 русскоязычных граждан, из них 2500 человек - в Сунженском районе. Планируется ежегодно предоставлять возвращающимся семьям по 30 квартир.



Галина Губина – русская по национальности. Она родилась и выросла в ингушском горном селении Галашки. Педагог по образованию, сегодня Губина занимает должность заместителя главы администрации Сунженского района и принимает активное участие в реализации мер по обеспечению возвращения русского населения.



«Еще около 2000 человек написали заявления о желании вернуться, но только средств молодой республике не хватает, - сказала она IWPR. - Надеюсь, что нас услышит центр, что Путин выделит деньги на обустройство возвращающихся».



Возможно, более серьезной проблемой, чем недостаток денег, являются нападения на русские семьи: с начала этого года в результате целой серии поджогов домов, подрывов и обстрелов погибли три человека, еще три получили ранения.



Начальник правового отдела МВД Ингушетии Зяудин Даурбеков сообщил IWPR, что 11 апреля сотрудниками правоохранительных органов убиты двое боевиков, которые совершили убийство двух русских, а также причастны к нападениям на другие русскоязычные семьи.



Но даже после нападений, как говорит Губина, ни один человек не забрал своего заявления о возвращении.



«Конечно, убийство людей - это трагедия, но все понимают, что это заказные преступления, поэтому люди не митингуют», - сказала она.



Семья 19-летней студентки Марины Бугаевой проживает в Ингушетии уже около 30 лет. «Из-за последних терактов становится страшно, были мысли уехать, но Ингушетия – моя родина, то, что происходит в центре России, для меня дико», - сказала она.



Однако программу приветствуют не все. 44-летний беженец из Северной Осетии Микаил говорит, что руководство Ингушетии могло бы заняться наряду с программой по привлечению русских и обустройством ингушей, оставшихся без крова в результате осетино-ингушского конфликта 1992 года.



«А широкая реклама программы по возвращению русских только дразнит местных жителей, тысячи из которых не имеют своего жилья, - сказал он. - Поэтому неудивительно, что находятся «заинтересованные люди», которые провоцируют нападения на русских».



«Зачем их возвращать, чтобы подвергать опасности, подставлять под пули?» - вопрошает местный журналист Руслан.



Всплыли также некоторые факты мошенничества, связанные с программой возвращения русских.



Так, в начале апреля была задержана 50-летняя русская женщина Варвара Серикова, которая у доверчивых граждан вымогала деньги за «посреднические услуги» в получении беспроцентного кредита в рамках программы.



Заметное увеличение численности русскоязычного населения в Ингушетии создало необходимость изучения состояния православных храмов на территории республики.



Построенная 150 лет назад, Покровская церковь сильно обветшала. По поручению президента Ингушетии во дворе церкви начато строительство нового храма. Такой же православный храм будет построен и в столице Ингушетии – Магасе.



Ася Бекова, псевдоним независимого журналиста, Ингушетия.