Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Инвесторы по-прежнему колеблются насчет Таджикистана

По словам аналитиков, для привлечения новых инвесторов стране нужно упростить законодательство и сделать инвестиционные условия более прозрачными.
By Lola Khalikjanova
Иностранные компании по-прежнему не торопятся вкладывать инвестиции в Таджикистан из-за сложной законодательной системы и повсеместной коррумпированности чиновников, говорят эксперты.

В конце октября министр иностранных дел Таджикистана Хамрохон Зарифи провел встречу с послами европейских государств, аккредитованных в стране, и призвал их способствовать притоку инвестиций из этих стран.

В частности, властям нужна финансовая поддержка для завершения строительства крупной Рогунской гидроэлектростанции, которое было приостановлено летом этого года в результате разногласий, возникших между руководством страны и российской компанией, занимавшейся строительством гидроэлектростанции.

Однако, подобная перспектива не привлекла европейских дипломатов, которые утверждают, что в стране ничего не делается для создания более благоприятного для иностранных инвестиций климата.

Таджикистан – одна из наиболее бедных стран региона, в которой нет других энергетических ресурсов, кроме воды, с помощью которой вырабатывается электроэнергия.

Рогунская ГЭС считается крайне важной для будущего страны, и власти стремятся закончить ее строительство, которое началось 30 лет назад, однако было остановлено после распада Советского Союза в 1991 году.

В 2004 году президент страны Эмомали Рахмон предоставил право завершить строительство российской алюминиевой компании РУСАЛ с тем, чтобы вырабатываемая в огромных количествах электроэнергия позволила компании инвестировать производство алюминия, которое считается энергоемким. Однако сделка распалась несколько месяцев назад из-за таких технических разногласий, таких, например, как высота дамбы, в сентябре президент Рахмон подписал документы об окончательном аннулировании контракта.

Для завершения проекта власти в Душанбе хотят создать консорциум, в который будет входить несколько иностранных инвесторов. Однако, по мнению аналитиков, найти таковых может оказаться непросто.

По информации Министерства экономического развития наблюдается рост прямых иностранных инвестиций в страну. Их объем составил 196 миллионов долларов США в прошлом году и 167 миллионов долларов в период с января по октябрь текущего года.

Однако 105 миллионов долларов из этой суммы поступили из одного источника – это деньги России, выделенные на развитие другого гидроэнергетического проекта «Сангтуда -1». Большая часть инвестиций сегодня поступает из России – стратегического союзника Таджикистана, Ирана – страны с похожей культурой, и восточного соседа Китая.

Посол Великобритании Грэм Лотэн, выступая в качестве местного председателя Европейского Союза, сказал, что Таджикистану нужно упростить свое законодательство и сделать инвестиционные условия более прозрачными, если он хочет привлечь более широкий спектр инвесторов.

«Запутанное законодательство должно быть упрощено, информация, окружающая инвестиции должна быть более прозрачной, и, что наиболее важно, борьбой с коррупцией нужно заняться на всех уровнях», - сказал он.

В интервью IWPR Лотэн отметил, что британские инвесторы, работающие с совместными предприятиями, выражали ему свое недовольство по поводу часто меняющихся правил игры и изменения официальных соглашений.

Он привел в пример один случай, когда британская компания была вынуждена завершить свои дела в стране, после того, как в соглашение между этой компанией и таджикским правительством были внесены изменения.

Дильшод Алимов, юрист корпорации ПРАГМА, вашингтонской консалтинговой компании, рассказал в интервью IWPR, что регистрация бизнеса в Таджикистане – процесс длительный и сложный. Инвесторы должны пройти через ряд формальных процедур и иметь дело с целым рядом ведомств, включая Министерств юстиции и Министерство внутренних дел.


«Предпринимателю нужно самому ходить по всем этим инстанциям и процесс регистрации у него может занять от двух до шести месяцев», - сказал Алимов.

По его словам, этот процесс стал бы намного проще, если бы правительство внедрило принцип «одного окна», когда предприниматель проходит регистрацию в одном и том же месте, где находятся представители всех необходимых органов. Таджикистан движется к такой системе, однако, как считает Алимов, пока трудно сказать, когда это произойдет.

Алимов согласен с тем, что инвестирование средств в Таджикистан – рискованное дело, Таджикистан находится на втором с конца месте в списке стран по степени защиты инвесторов, подготовленном Всемирным Банком в прошлом году.

Одним серьезным упущением, сказал он, было то, что Таджикистан не является государством, подписавшим конвенцию, контролирующую деятельность арбитражных судов, поэтому, когда иностранные компании вступили в спор с местными партнерами, им пришлось решать дела в соответствии с местной судебной системой.

«Несколько инвесторов проиграли судебные дела в Таджикистане», - сказал Алимов.

Возможно и обратное, считает Алимов. Слабая законодательная база может позволить прийти инвесторам с грамотными юристами, которые найдут множество лазеек и будут «вести бизнес таким образом, каким им бы никогда не позволили вести в их родной стране».

Другой аналитик, пожелавший остаться неназванным, сказал, что инвесторы сталкиваются с большими трудностями из-за таджикского бюрократизма и высокого уровня коррупции. В частности, он отметил проблемы с регистрацией – даже если официальная плата невысока, «на практике любая инстанция вполне законно может вернуть устав на доработку и довести предпринимателя до состояния, когда ему легче заплатить неофициально».

Гафур Расулов, начальник отдела работы со средствами массовой информации, переводов и протокола министерства экономического развития и торговли, признает, что, несмотря на определенные улучшения, условия для частных инвесторов не намного приблизились к современным международным стандартам.

В некоторых случаях, сказал он, контракты были позже изменены потому, что те, кто нес ответственность за их составление с таджикской стороны, в то время не в полной мере предвидели последствия.

«Если бы в свое время аналитики просчитали все необходимые компоненты и риски, спустя десять лет соглашение не пришлось бы менять», - считает Гафуров.

Аналитик Ходжимахмад Умаров утверждает, что основными преградами на пути иностранных инвестиций являются коррумпированность чиновников и бюрократизм. Кроме того, Таджикистану мешают его географическая закрытость и отсутствие отлаженной системы транспортных коммуникаций.

По мнению Умарова, одним из решений может стать более значительное сокращение налогов для инвесторов, чем в соседних центральноазиатских странах. «Необходимо предоставить такие условия, которые будут лучше, чем в соседних странах, например, в налогообложении. У нас же налоги значительно выше, чем в той же России и Казахстане», - сказал он.

Сайфулло Сафаров, заместитель директора Центра стратегических исследований, настроен более оптимистично и утверждает, что правительство работает над тем, чтобы создать в Таджикистане благоприятные для инвесторов условия, внося положительные изменения в законодательство и другие сферы.

«Раньше у нас не было хороших гостиниц, связь была плохой, плохо работала банковская система. Сейчас все меняется в лучшую сторону и при том значительно. Строятся гостиницы высокого уровня, связь в Таджикистане превосходит многие страны, банки становятся сильнее и стабильнее», - сказал он.

Лола Халикджанова редактор IWPR в Таджикистане, Рухшона Нажмидинова контрибьютер IWPR в Душанбе.