Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЗА ЧТО АРЕСТОВЫВАЮТ В ТАДЖИКИСТАНЕ

Таджикская женщина арестована только за то, что просила улучшить условия содержания своих родственников в тюрьме.
By Zafar Abdullaev

Никто не знает, за что Саодат Кодирова уже больше месяца находится в душанбинской КПЗ без предъявления обвинений, но многие полагают - только за то, что посмела просить власти за своего мужа и двоих братьев, осужденных за религиозный экстремизм.


Прецедент тревожный, ибо свидетельствует о том, что правоохранительные органы расширяют поле преследования запрещенной исламской организации "Хизб-ут-Тахрир", включая в него родственников осужденных.


Жительница пригорода Душанбе - поселка Шодиен - 30-летняя Саодат Кодирова зарабатывала на жизнь шитьем. Три года назад ее муж и двое братьев оказались в числе 20-ти местных жителей, арестованных спецслужбами во время облавы на "Хизб-ут-Тахрир". В марте она направила письмо на имя президента Эмомали Рахмонова с просьбой смягчить ее родным сроки заключения и посодействовать в их переводе из Согдийской области в Душанбе, где ей было бы проще их навещать.


Сотрудники аппарата президента передали письмо в Генпрокуратуру и Верховный суд с просьбой разобраться, после чего Саодат была арестована. Ее 10-летний сын также был допрошен и только на второй день отпущен домой.


По словам соседей Кодировой, она не занималась никакой религиозной деятельностью, только шила национальную одежду, еле сводя концы с концами. "Похоже, Саодат просто "подставили",- говорит ее соседка. - Она ничем таким не занималась, а в тот день пришли две женщины и стали упрашивать ее дать им несколько уроков из Корана. Не успели они войти в дом со своей религиозной литературой, как нагрянули спецслужбы".


Угроза ареста нависла и над двумя сестрами и престарелой, полуслепой матерью Саодат Сайдиниссо, которая в декабре прошлого года уже провела 15 суток в КПЗ после того, как с группой других матерей осужденных из Шодиена попытались передать президенту страны письмо с просьбой перевести их родных в столичную тюрьму.


Только через неделю близкие Саодат узнали, что она находится в изоляторе. И только три недели спустя, после того, как местное отделение радио "Свобода" и IWPR взяли дело на контроль, властям пришлось признать факт ее задержания.


Как удалось выяснить IWPR, Кодировой до сих пор не предъявлены обвинения. По таджикскому законодательству это означает, что она находится под стражей незаконно.


Кроме того, Кодировой до сих пор не предоставили адвоката. В прокуратуре утверждают, что адвокат был предоставлен в момент задержания, однако отказываются сообщить его имя. В адвокатской конторе, действующей в районе села Шодиен, заявили, что не получали от правоохранительных органов никакой информации об этом деле.


Как стало известно IWPR, завеса секретности вокруг всех дел, связанных с "Хизб-ут-Тахрир", является частью официальной политики таджикских властей. "В начале года мы получили указ руководства не разглашать информацию о фактах задержания членов "Хизб-ут-Тахрир"; на все такие дела ставится гриф "Секретно", - заявил в беседе с IWPR один высокопоставленный чиновник МВД, пожелавший сохранить анонимность.


Деятельность "Хизб-ут-Тахрир" запрещена в Таджикистане с 2001 г. До настоящего времени в стране арестовано и осуждено более 120 активистов этой организации. Проповедуя радикальную идеологию, предусматривающую замену существующего строя исламским государством, "Хизб-ут-Тахрир" всячески дистанцируется от насильственных методов борьбы. Членов организации арестовывают за распространение листовок и литературы.


"Хизб-ут-Тахрир" начала свою деятельность в Центральной Азии в середине 90-х гг. Основной страной распространения ее идеологии является Узбекистан, который в ответ применяет против членов этой организации самые жесткие репрессии. В Таджикистан учение "Хизб-ут-Тахрир" проникло через северную Согдийскую область, граничащую с Узбекистаном.


Первоначально большинство активистов и сторонников "Хизб-ут-Тахрир" в Таджикистане составляли этнические узбеки. Этим объясняется география арестов - Исфаринский и другие районы таджикской части Ферганской долины, а также Ленинский и Турсунзадинский районы, где компактно проживает узбекоязычное население. Все жители Шодиена, задержанные по подозрению в связи с "Хизб-ут-Тахрир", также были узбеками.


Однако нельзя сказать, чтобы деятельность "Хизб-ут-Тахрир" была ограничена каким-либо одним регионом или этнической группой. В феврале и марте этого года 35 подозреваемых активистов были задержаны в южной Кулябской области, и все они оказались этническими таджиками.


Скрытность властей в отношении дел активистов "Хизб-ут-Тахрир" лишь усиливает опасения, что с ними обращаются особенно жестоко. Пытки и унижения являются в Таджикистане достаточно распространенным способом получения от задержанных признательных показаний.


Независимый политолог Турсун Кабиров считает, что жесткие репрессивные меры в отношении исламских активистов малопродуктивны и даже вредны.


"Нарушение прав последователей "Хизб-ут-Тахрир" и членов их семей ведет к росту недовольства среди простого населения и создает питательную почву для успешной деятельности ячеек этой нелегальной организации в Таджикистане", - предостерегает он.


Зафар Абдуллаев - директор информационного агентства "Авеста" (Таджикистан)