Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Жители Казахстана смирились с культурой взяточничества

Взятки стали такой неотъемлемой частью повседневной жизни, что людям приходится платить за общественные услуги, которые должны предоставляться бесплатно.
By Olga Shevchenko
Проведя мониторинг, в результате которого выяснилось, что коррупция в Казахстане по-прежнему остается широко распространенной, IWPR собрал свидетельства из жизни, наглядно демонстрирующие, что люди столь часто сталкиваются с требованиями дать взятку, что, не видя другого выхода, платят их, не жалуясь.

По итогам последнего из серии проведенных Ассоциацией социологов и политологов Казахстана мониторингов, почти 70% из 3000 опрошенных по стране считают, что проще уступить требованиям заплатить, чем пытаться противодействовать системе и в результате оказаться в проигрыше.

Опрос был проведен по поручению правящей партии Казахстана “Нур Отан» и 13 октября опубликован на веб-сайте Respublica.kz. Чтобы продемонстрировать народу, что власть занимается проблемами коррупции, финансировало мониторинг Министерство информации и культуры страны.

Казахстан регулярно оказывается на нижних строчках ежегодного рейтинга «Индекс восприятия коррупции» международной организации Трансперенси Интернешнл. В рейтинге этого года страна оказалась на 145 месте из 180. Россия, Азербайджан и другие четыре страны центрально-азиатского региона занимают еще более низкие позиции.

Коррупция в Казахстане охватывает все сферы общественной жизни, включая бизнес и политику. Местное исследование, однако, было сконцентрировано на влиянии взяточничества на быт людей, в форме наличных расчетов, которые необходимы для того, чтобы добиться чего-то.

На этом уровне, как заявили представители исследовательской группы, среди взяточников больше всего оказалось врачей, сотрудников дорожной полиции и учителей – при том, что от представителей этих профессий ожидают высоких этических стандартов.

Взятки бывают разные: чиновнику взамен на определенную услугу или для того, чтобы избежать наказания; или незаконный «гонорар», который требуют за обычно бесплатные услуги, например, медицинские. Взяточничество стало настолько привычным в повседневной жизни, что вместо выполнения функции некоего стимула для получения дополнительной выгоды стало в некотором роде вымогательством, когда гражданину отказывают в получении официального документа или услуги без взятки.

Для частного бизнеса, при ведении которого требуется подавать документы в государственные ведомства и получать разрешения и прочие документы, взяточничество – неизбежная часть процесса.

«Ты должен платить за каждый документ, и платить разным бюрократам, - сказал IWPR бизнесмен с возмущением. – Невозможно получить документы, не заплатив денег».

«Если не дать взятку, государственные бюрократы найдут тысячи причин для задержки с ответом или отказа. Как только заплатишь – все готово в течение дня», - говорит он.

Представители общественности, опрошенные IWPR, так же, как и специалисты по данному вопросу, пессимистично относятся к возможности изменений.

ВЗЯТКИ КАК СТАНДАРТНАЯ ПРАКТИКА

Для получения непосредственной информации о том, что поддерживает коррупцию на бытовом уровне, IWPR обратился к опыту одной семьи.

Семья Азарбиевых (фамилия изменена) – обычные представители среднего класса, живут в Алматы, бывшей столице Казахстана и одном из самых больших городов страны. У них есть квартира, в которой они живут, машина и дача – летний домик с небольшим участком земли, на котором они выращивают овощи.

Аслан Азарбиев работает главным инженером в государственной организации, а его жена Гуахар – менеджер в частной компании. Их совместный ежемесячный доход составляет 1500 долларов США. У них трое детей – Арман, студент университета, школьница Камила и еще один сын Ержан, который ходит в детский сад.

Как и большинство жителей Казахстана, члены семьи сталкиваются с различными видами коррупции.

Для Аслана главной проблемой является дорожная полиция, которая останавливает водителей за любые нарушения – действительные или выдуманные инспекторами дорожной полиции, которые уверены в том, что автовладельцы предпочтут заплатить на месте.

«Я не хочу платить официальный штраф, так как они заберут мои права после двух штрафов», - сказал он.

Фактически инспекторы дорожной полиции рассчитывают, что водители готовы заплатить небольшую сумму вместо того, чтобы платить штраф или получить другое наказание, например, пересдачу экзамена на получение прав. Они знают, что подобные юридические процессы просто дают возможность получить взятки большего размера.

«Пройти переэкзаменовку не трудно, но они все равно тебя “завалят”, - объяснил Аслан. – Кто-нибудь подойдет к тебе позже… и предложит подменить результаты теста [на успешные] за 300 долларов».

«Таким образом, проще сразу заплатить 2000 тенге [17 долларов]», - сказал он.

Гаухар говорит о том, что наличие маленького ребенка тоже «дает основание» для вымогательства денег. Например, она призналась, что заплатила 250 долларов директору государственного детского сада для того, чтобы ее сын был в числе первых в листе ожидания на место в этом детском саду.

Сейчас Ержан ходит в ясли, а Гаухар и другие родители вынуждены платить воспитателю из своего кармана. «Каждый месяц мы платим 500 тенге [4 доллара] каждый воспитательнице в садике, чтобы она не ушла. Воспитателей не хватает, а их зарплата всего лишь 14 000 тенге [120 долларов] в месяц, - говорит Гаухар. – Няню мы не можем себе позволить, поэтому мы платим официальную плату за детский сад плюс дополнительные деньги воспитателям».

Для Армана дача взяток – неизбежная часть университетской жизни. Ему повезло – он учится по правительственному гранту, который он получает, только если у него хорошие результаты. Чтобы сдать экзамены, он должен заплатить преподавателям.

«Все, с кем я общаюсь, давали взятку как минимум однажды, - сказал он. – Преподаватели всегда придираются к результатам экзаменов. Лучше заплатить 5 000 тенге, чтобы убедиться, что не будет проблем с переэкзаменовкой».

Камила рассказала о другой форме незаконных сборов – на этот раз установленных школой, а не отдельными учителями. Хотя общее образование является бесплатным, родители Камилы должны делать ежемесячные взносы, которые идут на покрытие текущих расходов. Они также должны платить за учебники, которые должны предоставляться бесплатно.

«Если ты не отдашь 1 000 тенге [8 долларов] в школьный фонд, учитель озвучит твое имя в списке тех, кто не заплатил… Если не купишь учебник, тебе могут сказать покинуть класс на время этого урока или поставить низкую оценку. Нам всегда нужны учебники, а стоят они 800 тенге каждый», - сказала Камила.

Государственное здравоохранение – еще одна область, где граждане обязаны платить за формально бесплатные услуги, а также благодарить отдельных сотрудников.

Гаухар Азарбиевой часто приходится ходить со своим маленьким ребенком к врачам.

«Каждый визит в поликлинику или больницу влечет за собой преподношение подарков и денег врачам. В противном случае не получишь нужной справки или медицинского ухода», - говорит она.

Другая жительница Алматы, пожелавшая остаться неизвестной, вспомнила собственный недавний опыт нахождения в больнице, когда ее не замечали до тех пор, пока она не дала взятку.

«Меня приняли в роддом в выходной день. Почти два дня я была предоставлена сама себе. После того, как мой муж дал деньги отдельным врачам и медсестрам, я получила соответствующий уход и внимание», - говорит она.

Эта женщина говорит, что бороться бессмысленно.

«Я считаю, что бессмысленно бороться против коррупции, - говорит она. - Это только усугубит ситуацию».

По словам главного редактора газеты «Central Asia Monitor» Бигельды Габдуллина, коррупция – наследие советской системы, усиленная переходом к рыночной экономике.

«Болезнь коррупции свойственна всем гражданам бывших [советских] республик как по историческим причинам, так и по причине переживаемого данными государствами переходного периода», - говорит он.

Опрошенные аналитики пришли к выводу, что коррупция сейчас настолько укоренилась, что скорее является правилом, чем исключением. При этом отдельные граждане пытаются избежать установленных законом процедур и используют хорошо испытанный механизм для взыскания незаконных платежей в обмен на обычные документы.

«По-моему, в 90% всех случаев взяточничества именно государственные учреждения намеренно создают искусственные затруднения, чтобы заставить людей давать взятки, - говорит местный адвокат Сергей Уткин. – Если само государство создает условия для взяточничества, то вам не остается ничего, кроме как подчиниться этим условиям».

Заместитель председателя совета по борьбе с коррупцией Алматинского филиала партии «Нур Отан» Ербол Касымов считает, что причина не в бюрократической системе, а в отдельных нечестных гражданах.

«Дело не в том, что кто-то хочет давать взятки, а в том, что бюрократ буквально принуждает к этому», - говорит он.

В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ПРЕДУСМОТРЕНО НАКАЗАНИЕ, НО БЕЗ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВОЛИ СИТУАЦИЮ ИЗМЕНИТЬ НЕВОЗМОЖНО

Казахстанское правительство признает наличие проблемы и два года назад приняло программу по борьбе с коррупцией. Есть также закон по борьбе с коррупцией и соответствующий указ, которые позволяют законодательно бороться с нечестными государственными чиновниками. Обвинение во взяточничестве может повлечь за собой наказание от десяти лет лишения свободы. Взяткодатели так же могут быть подвергнуты судебному преследованию.

Директор казахстанской группы «Транспарентность» Сергей Злотников объясняет, что дача взятки в размере более десяти долларов может повлечь за собой наказание в форме лишения свободы сроком до двух лет, а также конфискацию имущества.

«Люди, решившие дать взятку, должны понимать, что совершают уголовное преступление», - добавил он.

Сейчас существует множество центров, предлагающих юридические консультации и помогающих людям, желающим подать жалобу; в Алматы и в столице Астане также имеются телефонные горячие линии, куда люди могут позвонить и сообщить о своих проблемах.

Касымов говорит, что его совет рассмотрел уже 400 заявлений.

«Главное - не предлагать незаконных способов, а лучше подняться вверх по системе или обратиться за помощью в специализированные центры», - говорит он.

Некоторые комментаторы полагают, что коррупция на нижнем уровне, на уровне рядовых граждан неотделима от всей политической системы Казахстана.

«Невозможно искоренить коррупцию до тех пор, пока к власти не придут честные лидеры с чистыми руками», - говорит Асылбек Кожахметов, возглавляющий общественное движение «Шанырак». – «Система не изменится, пока руководители государственных учреждений получают одобрение от своих коллег, вручая им дорогие подарки сомнительного происхождения. Эта корпоративная этика среди государственных служащих формирует основу коррупции».

Кожахметов приветствует внедрение законодательства по борьбе с коррупцией, хоть и настаивает на том, что законы должны быть направлены на верхний эшелон, а не на рядовых граждан, у которых нет других вариантов, кроме как дать взятку.

Профессор политологии, пожелавший остаться неизвестным, говорит, что власти должны продемонстрировать свою решимость по урегулированию проблемы, только после этого их попытки по борьбе с коррупцией будут выглядеть убедительно.

«Они арестовывают и судят нескольких человек – ничтожное количество дел – и показывают это по телевидению ради шоу», - говорит он и предполагает, что более крупная рыба никогда не будет поймана.

По словам Виктории из казахстанского Бюро по защите прав человека и правовых норм, поможет только «тотальная чистка среди коррупционеров» - и это станет возможным «либо при смене политического руководства, либо если текущее руководство продемонстрирует политическую волю».

ПАССИВНЫЕ НАСТРОЕНИЯ

Адвокат Сергей Уткин уверен в том, что если будут проведены грамотные общественные кампании, граждане получат стимул отстаивать свои права и сделают так, чтобы с ними считались.

«Граждане будут подготовлены к борьбе [с коррупцией], если им предложить конкретный план действий, представленный в доступной и правильной форме», - говорит он.

Однако до сих пор многие граждане Казахстана, кажется, предпочитают путь наименьшего сопротивления.

«По-моему, легче оставить всё как есть, - говорит Аслан Азарбиев. – Если я начну подавать жалобы и бороться за справедливость, я могу потерять работу. В Казахстане не любят таких».

Попытки обойти правила будут предприниматься всегда. Студент, отказавшийся назваться, говорит, что люди скорее обратятся к посредникам, чтобы избежать судебного преследования.

«Не знаю насчет других университетов, но в нашем можно заплатить 300 долларов конкретному человеку, который договориться насчет хороших оценок с твоим преподавателем. Благодаря этим людям меня никогда не поймают при даче взятки», - говорит он.

Ольга Шевченко, контрибьютор IWPR в Алматы.