Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЖЕРТВЫ МИННЫХ ВЗРЫВОВ

Бишкек утверждает, что минные поля, установленные Узбекистаном на границе с Кыргызстаном, представляют угрозу для жизни жителей приграничных поселков.
By Sultan Jumagulov

Власти Кыргызстана объявили о своей готовности собственными силами обезвредить минные поля на кыргызско-узбекской границе. Бишкек оправдывает это решением, тем, что минные поля, установленные Узбекистаном для защиты от исламских боевиков, стали причиной гибели граждан Кыргызстана и скота, принадлежащего жителям Баткенской области.


Минные поля расположены в Баткенском районе на юге Кыргызстана, на территории, непосредственно прилегающей к узбеко-кыргызо-таджикской границе. В этих местах, зачастую, трудно определить, где проходит граница. Однако, Ташкент утверждает, что заминированы участки, находящиеся на территории Узбекистана.


Узбекистан не соглашается на разминирование территорий, и кыргызские эксперты утверждают, что без наличия точных карт расположения минных полей любые попытки обезвредить взрывные устройства могут привести к человеческим жертвам. Любые одностороние действия Кыргызстана, направленные на разминирование этих участков, могут привести к обострению и без того напряженных отношений между двумя странами.


Но с ростом числа жертв терпение кыргызских властей начинает иссякать. С 1999 года произошло уже более десяти случаев подрыва на минах, в результате которых один баткенец погиб, трое получили ранения и увечья, а местные подворья лишились десятков голов крупного и мелкого рогатого скота.


Первой жертвой «минной войны» стал Авазбек Балтабаев из села Ак-Турпак Баткенского района. Правая рука юноши навсегда осталась изуродованной, после того как, отгоняя к родному селу стадо коз, он набрел на мину.


«Вместе с младшим братом мы гнали перед собой 25 наших коз. До дома еще оставалось километров пятнадцать, когда впереди нас вдруг раздался сильный грохот.


Столбом взвилась пыль. Сразу же погибло восемь коз. Остальные почти всем гуртом кинулись в сторону узбекской границы. Только чуть погодя я ощутил резкую боль, которую поначалу сгоряча не заметил.


Из предплечья правой руки струей хлестала кровь. Крепко зажав рану, я бросился домой. Меня доставили в больницу в районном центре и прооперировали».


Теперь Авазбек уже не отгоняет скот на пастбище, а его односельчане не решаются пасти скот в опасной зоне.


23 апреля прогремел взрыв в селе Чон-Токой. Там, подорвавшись на мине, погиб тридцатипятилетний пастух Улукбек Толобаев. Несколько десятков голов скота из его стада тоже погибли.


Одним из тех, кто нашел тело Толобаева и доставил его на руках домой, был Токтомат Джусупбеков.


«Возвращаясь с вечерней молитвы, я услышал, что все вокруг говорят о каком-то взрыве мины на границе.


Мы забрались в машину и поехали в ту сторону. Было очень темно, и мы кричали: «Улукбек, Улукбек!» А в ответ - ни звука. И сами не заметили, как наткнулись на узбекские пограничные вышки.


Дальше идти не хватило духу, и мы заночевали прямо там. А как рассвело - тут мы и увидели трупы овец и коз. Увидели мы и лежащего на земле Улукбека...»


Один из старших братьев погибшего, в прошлом народный депутат Кыргызстана, Амиракул Толобаев не может сдержать гнева на тех, кто установил мины: «Ведь кыргызы и узбеки - совсем не чужие друг другу, мы же с незапамятных времен по-доброму соседствовали! Приехали к нам представители с узбекской стороны соболезнование выразить, и я им сказал: «Ваш поступок Богу не угоден. Вы ведь частенько захаживали в гости к Улукбеку, делали у него передышку в дальней дороге».


Они понурились, молчат. Объясняют: «Мы эти мины ставили не от кыргызов - от таджиков». Но нам-то эти места знакомы, что называется, до последней заячьей норы, и нам ли не знать, что то место, где подорвался Улукбек, удалено на 350 метров от узбекских пограничных вышек в глубину нашей территории! И к таджикам никакого отношения это не имеет. Да и таджики чем перед Богом провинились, что на них надо мины ставить?»


В последнее время сильно опасаются за свою судьбу жители села Чон-Кара. Уже трижды тут гремели взрывы мин. Обычно сельчане с первой весенней травкой отправляли скот на высокогорное пастбище Коджо-Ашкан. Теперь на эти альпийские луга никто больше ни ногой.


Президент Узбекистана Ислам Каримов несколько раз в своих выступлениях по национальному телевидению повторял, что мины установлены на узбекских территориях. Но депутаты парламента Кыргызстана требуют обезвредить минные поля на кыргызской территории. Свою позицию они подкрепляют и тем, что применение противопехотных мин против мирного населения противоречит международным правовым нормам.


Губернатор Мамат Айбалаев заявил, что разминирование начнется без промедления, сразу же после получения официального документа от правительства страны. Причем глава региона тверд в своем мнении, что узбекская сторона непременно должна возместить жителям нанесенный взрывами ущерб.


Однако член кыргызского парламента Ташболот Балтабаев полагает, что шансы возмещения ущерба, нанесенного "большим соседом", практически равны нулю.


Вряд ли кто забыл печальную участь расположенного в Чон-Алайском районе соседней Ошской области приграничного села Кара-Тейит, которое было разбомблено в 1999 году. Как заявил Ташкент, узбекские летчики, вылетавшие на боевое задание в ходе совместной операции вооруженных сил двух стран против вторгшихся в Кыргызстан боевиков, по ошибке сбросили бомбы на село. Тогда несколько кыргызских граждан погибли, был нанесен многомиллионный материальный ущерб.


После того, как неоднократные дипломатические обращения к узбекской стороне остались без ответа, Кыргызстан был вынужден собственными силами восстанавливать село и возмещать его жителям материальный ущерб.


Султан Жумагулов, постоянный автор статей для IWPR.