Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Донецк и Мариуполь в ожидании войны

Автор: Дмитрий Дурнев
By Dmitry Durnev

«Новый батальон на блокпост заступил – задумчиво сказал мой новый товарищ водитель микроавтобуса Игорь – посмотрите какая огромная очередь на въезд в Мариуполь. Так теперь дня три будет. Пока не научатся обращать внимание на главное, не размениваясь на частности».

Игорю можно верить. Он каждый день, на протяжении всей этой войны, совершает два рейса через линию фронта - из Донецка в Мариуполь и обратно. Пережил обстрелы, когда взрывы вспыхивали по обе стороны дороги и закрытие трассы во время боёв конца августа, когда пришлось объезжать Еленовку через сёла, и многое другое. Игорь байкер – он любит риск. Деньги он любит тоже – стоимость проезда с июля выросла в два раза. Водители первые наблюдатели за военной обстановкой. У них на донецком Южном автовокзале свой клуб по интересам. Поэтому Игорь уверенно оперирует фактами появления новой техники, новых укреплений и новых украинских воинских частей вокруг Волновахи, Красноармейска, Константиновки и Мариуполя.

Впрочем, всё это я знаю и без водителей маршруток. Знаю, что не афишируемую поездку по воинским частям на Донбассе провёл на прошлой неделе министр обороны Украины генерал Полторак. Украина опережающими темпами готовилась отражать наступление ДНР. К информации о наращивании военной группировки сепаратистов техникой и живой силой, добавилась понимание руководства страны того, что минские договорённости практически умерли – они, например, не предполагали никаких выборов верховных органов самопровозглашенных республик 2 ноября.

В свою очередь ожидание войны внутри Донецка подкрепляется тремя факторами. Первое – жители до украинских выборов 26 октября, после них и перед выборами ДНР 2 ноября постоянно наблюдали движение новых механизированных колон, пребывающих с Востока. Резко усилился артиллерийский огонь по аэропорту, который вёлся из жилых кварталов практически по всему периметру. В последние недели гаубичные батареи начали устанавливать вдоль объездной дороги Донецка, сделав беспокойным и последний тихий район города – Пролетарский. Вся эта собирающаяся живая сила, техника и явное отсутствие проблем с боеприпасами у ополченцев - явно совпадали не просто так. Второе – в частях боевиков достаточно много выходцев из Славянска и Краматорска, отошедших в Донецк вместе со Стрелковым ещё 5 июля. Часто вместе с семьями. Эти семьи заполнили университетские общежития Донецка в ожидании триумфального возвращения обратно. Ожидание явно затянулось. К этому добавляется большое количество новобранцев из России, которые ещё не знают на личном опыте, что на этой войне очень часто убивают, и поэтому рвутся в бой. Мне приходилось общаться с медиками из Первого медицинского отряда Министерства обороны ДНР. Под столь громким названием скрывается группа добровольцев, иногда без медицинского образования, которые занимаются эвакуацией раненных со всех позиций и блокпостов вокруг Донецка. Так вот они уверенно говорили, что до семидесяти процентов ополченцев рвутся в бой «за Изюм и Мариуполь». Ну и третье – в нынешних границах ограниченной городской конгломерации ДНР экономически не жизнеспособно. Тем более, после последнего Указа президента Украины Петра Порошенко, фактически объявившего экономическую блокаду территориям не подконтрольным украинской власти. Логика центрального правительства проста – украинские деньги должны идти туда, где есть украинский флаг.

В этих условиях все ждали эскалации войны 16 ноября. Не потому что Путин был в Брисбене, а потому что многие источники сообщали об этом с мест. Называлось даже три направления возможных ударов - на Дебальцево, Луганск и Мариуполь. Два считались вспомогательными, а главный ожидался в район Мариуполя с его обходом и захватом Мангуша. Что интересно, после того как удара не случилось, на фронтах наступило кратковременное затишье. Хотя, в Донецке ночью и местами днём в разных районах города по прежнему слышны выстрелы тяжёлых орудий, а из окон моей квартиры на шестнадцатом этаже сегодня(21 ноября) весь день было видно дымное зарево над аэропортом.  

Что ещё нового в Донецке? Всё более заметную роль в ДНР играет новый орган – Центральное управление восстановления Донбасса. Оно расположилось в трёхэтажном здании левее донецкой облгосадминистрации и занимается координацией всех потоков снабжения, финансирования и восстановления инфраструктуры в контролируемых ДНР территориях. Назначенный Александром Захарченко, взамен изгнанного в Киев мера города Александра Лукьянченко, «администратор Донецка» Игорь Мартынов, например, требует у городских служб чётче артикулировать свои потребности и направлять заявки прямиком в ЦУВД. «Россия нам поможет! В последнем гуманитарном конвое, было шестьдесят тонн только автомобильного топлива» – рассказывал в этот четверг под камерами местных телеканалов Мартынов руководителю городского отдела здравоохранения на специальной встрече. Как удалось выяснить, из гражданских грузов в последнем гуманитарном конвое, кроме бензина и дизельного топлива полностью закрывшего потребности скорой помощи, служб МЧС, полиции и специального городского автотранспорта, были шифер, гвозди, медикаменты и продукты питания. Продукты идут не на раздачу населению, а закрывают вопросы питания в больницах, школах и детских садах. Все больницы города полностью обеспеченны всем необходимым для лечения раненых исключительно из российской гуманитарной помощи.

Честно говоря это уже и помощью не назовёшь. Это скорее полноценное снабжение. Россия волей неволей, но берёт на полное обеспечение самопровозглашённые республики.

При этом, добрые знакомые в ДНР, узнав, что я собираюсь в недельную командировку в Москву, не рекомендовали мне оставлять машину в Мариуполе. Говорят, что в ближайшие пару недель «вопрос Волновахи и Мариуполя может быть решён».

Что ж, я тоже не буду сильно удивлён, если такая попытка случится.