Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Долгийпуть в ЮжнуюОсетию

Люди отрезанные де-факто границей, по прежнему хотят посещать кладбища, расположенные на другой ее стороне.
By Goga Aptsiauri
  • Офицер специальных сил Грузии патрулирует административную границу Грузии с Южной Осетией. (Фото: Гога Апциаури)
    Офицер специальных сил Грузии патрулирует административную границу Грузии с Южной Осетией. (Фото: Гога Апциаури)

Грузины, проживающие в районах, прилегающих к самопровозглашенной территории Южной Осетии, в очередной раз не смогли отдать дань традиции и посетить на Пасху могилы родных и близких, похороненных по другую сторону административной границы.

Де-факто граница, которую со стороны Южной Осетии охраняют пограничники федеральной службы безопасности России, в некоторых местах разделила села и поля пополам.

Южная Осетия заявила о независимости от Грузии после конфликта в начале 1990-х годов. Москва признала ее суверенным государством после российско-грузинской войны в августе 2008 года, а через год взяла границы под свой контроль.

Большая часть международного сообщества поддерживает позицию Грузии, согласно которой, Южная Осетия находится в пределах ее границ.

Жители региона ШидаКартли, граничащего с зоной конфликта, лишились доступа к пастбищам, сельскохозяйственным участкам, лесным массивам, а в некоторых случаях к своим домам, поскольку они оказались по ту сторону разделительной линии.

Проблема становится особенно острой, когда каждую весну люди традиционно посещают могилы родственников на следующий день после Пасхи, которую в этом году Православная церковь отмечала 1 мая.

Жители Южной Осетии могут просто использовать российские паспорта, чтобы посетить кладбища в Грузии, некоторые из них поступают так, чтобы получить доступ к образованию или медицинской помощи по ту сторону административной границы. Но те, кто оказался с другой стороны разделительной линии, должны подавать заявку на доступ, в котором им, как правило, отказывают.

«Какие они (российские пограничники) христиане? Могли хотя бы на один день пустить нас. Ведь кладбище прямо тут. – говорит житель села Хурвалети Ушанги Кокашвили. – Мои родители там похоронены, наша церковь там, но нас не пускают».

Его односельчане неоднократно обращались к российским пограничникам с просьбой о допущении исключения на Пасху, но их просьбы были отклонены.

2 мая, Ушанги Кокашвили вместе с другими жителями села Хурвалети пришел к колючей проволоке, обозначающей границу и передал через нее вино и пасхальные яйца бывшему односельчанину Дате Ванишвили, который сейчас живет на другой стороне. Он навестил кладбище от их лица и оставил пожертвования на могилах их покойных родственников. 

83-летний гражданин Грузии Ванишвили в одночасье стал жителем Южной Осетии, когда российские военные провели маркировку границы и его дом оказался по ту сторону колючей проволоки.

Посещение могил является проблемой и для тысяч вынужденно переселенных лиц (ВПЛ), которые восемь лет подряд не могут попасть на оккупированные территории.

Лейла Зубашвили живет в Каралетском поселении для ВПЛ вместе с мужем. В селе Эредви, которое они были вынуждены покинуть в 2008 году, осталась могила их сына. Зубашвили собрали фотографии ребенка по родственникам и на Пасху зажгли перед ними свечу.

В течение многих лет грузинская сторона требует решения этих гуманитарных вопросов на встречах, проводящихся в рамках Механизма превенции инцидентов и реагирования на них (IPRM). Это формат, который с 2009 года проводится при содействии ОБСЕ и Миссии мониторинга Европейского Союза в Грузии.

Однако российская и осетинская стороны отказываются отвечать на эти обращения.

РЕГУЛЯРНЫЕ ЗАДЕРЖАНИЯ

Российские пограничники часто задерживают и обвиняют в нарушении границы граждан Грузии, которые намеренно или случайно переходят на осетинскую сторону даже в тех местах, в которых нет ограждений.

По данным службы государственной безопасности Грузии, в 2009-2015 годах российские военные задержали 2481 гражданина. Из них 840 перешли в Южную Осетию, а 1641 на отколовшуюся территорию Абхазии.

Число задержаний растет. В 2014 году,за переход на территории Южной Осетии, было задержано 142 человека, по сравнению с 84 в 2009. В прошлом году162 гражданина Грузиибылизадержаны и переведены в Цхинвальскийизолятор.

Последний случай произошел в середине апреля, когда житель села Кирбали Эрос Такадзе пас коров на необозначенной территории около своего села и был задержан российскими пограничниками.

Он сказал IWPR, что вооруженные люди посадили его в машину и отвезли для допроса в село Громи, расположенное на осетинской стороне. Затем его переправили в Цхинвальский изолятор и освободили спустя пять дней, после выплаты штрафа в размере 2000 рублей (30 долларов США).

Такидзе стал одним из 39 граждан Грузии, которые в этом году были задержаны и освобождены из Цхинвали после выплаты штрафа.

Российские пограничники иногда самовольно устанавливают границы.

«Они пришли к Ломисской церкви, держали какую-то карту, – говорит житель Кирбали Гоги Папиташвили. – Показали на половину кладбища и сказали, что тут проходит граница и запретили нам ее переходить. Там-же оказалось фамильное кладбище семьи Такадзе и родственники не могут пройти на него, потому что в лесу у русских пост и они выходят с него и похищают людей».

Представительство Верховного Комиссариата ООН по делам беженцев в Грузии (UNHCR), в феврале 2014 года провело оценку ситуации в плане безопасности человека в 55 селах, расположенных вдоль разграничительной линии. В докладе сделан вывод, что большая часть населения чувствует угрозу, обеспокоенность и неуверенность в будущем.

По данным UNHCR, невозможность доступа к полям, пастбищам и рынкам уменьшила как доход, так и возможность трудоустройстваи еще больше ограничили связь между семьями, живущими на разных сторонах границы.

В отчете Народного защитника Грузии за 2015 годговорится, что проблема обостряется тем фактом, что международные правозащитные организации не имеют доступа к оккупированным территориям.

ПЕРЕМЕЩЕНИЕ РАЗДЕЛИТЕЛЬНОЙ ЛИНИИ

Пограничные баннеры появились в селах, расположенных на грузинской стороне Горийского и Карельского муниципалитетов в 2010 году.

Год спустя российские пограничники начали столбами обозначать территорию в полях сел Двани, Дици и Хурвалети, а позднее, на них натянули колючую проволоку.

Процесс установления фактической границы начался в 2013 году. В некоторых местах разделительная линия продвигается вглубь территории Грузии и грузинская сторона назвала это «ползучей оккупацией».

(Смотрите также: Грузинские журналисты вещают из заброшенного села

В 2014 году вдоль разграничительной линии было установлено 50 километров барьера вдоль 350 км разделительной линии и этот процесс продолжается. Последний случай зафиксирован в селе Джариашени, где в марте этого года, по земельным участкам местных фермеров российские пограничники провели дорогу и запретили владельцам земли приближаться к ней.

Грузинские политики считают, что Россия пытается спровоцировать очередную конфронтацию из-за прозападного курса Тбилиси.

«Это часть их (российской стороны) повестки, чтобы оккупировать Грузию, – заявила законодатель от правящей коалиции Грузинская мечта Ани Миротадзе. –Их не устраивает то, что сейчас происходит на нашей территории и они хотят иметь определенное влияние на Грузию. Мы используем все связи, чтобы избежать провокаций и не дать России еще раз возможность втянуть нас в кровавый конфликт, чего они, с большой вероятностью, желают».

Грузинская сторона неоднократно выражала протест в связи с перемещением пограничных указателей вглубь своей территории.

Однако МИД России заявил, что поддерживает позицию Цхинвали (осетинская сторона называет его Цхинвал), согласно которой, «работы проводятся исключительно на территории Республики Южная Осетия и никоим образом не нарушают суверенитет и территориальную целостность Грузии».

Гога Апциаури, сотрудник Радио Свобода/Свободная Европа и победитель Специального приза Евросоюза за мирную журналистику в 2014 году.