Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ДОГОВОРЕННОСТЬ ОБ ОБЪЕДИНЕНИИ ОСЕТИНСКОГО НАРОДА ВЫЗВАЛА СМЕШАННЫЕ ЧУВСТВА

Часть населения скептически относится к беспрецедентному соглашению между Северной и Южной Осетией.
By Alan Tskhurbayev

Большой плакат с надписью «Путин - наш президент!» в центре столицы Южной Осетии Цхинвал казался выражением всеобщего настроя во время празднования на прошлой неделе 15-летней годовщины одностороннего провозглашения независимости Южной Осетией.


Празднования, которые прошли 20 сентября, проводились через два дня после подписания беспрецедентного соглашения между непризнанной республикой Южная Осетия и Северной Осетией, находящейся в составе России.


В этом документе отражено двустороннее стремление к объединению Северной и Южной Осетии. Это значит, что Южная Осетия, по-прежнему рассматриваемая Грузией как часть своей территории, которую необходимо вернуть под юрисдикцию центрального правительства, может формально выйти из ее состава и присоединиться к Российской Федерации.


После церемонии подписания соглашения 18 сентября, североосетинский лидер Таймураз Мамсуров заявил, что объединение двух Осетий теперь «неизбежно». Настроение его югоосетинского коллеги Эдуарда Кокойты было аналогичным.


В Тбилиси соглашение вызвало отрицательную реакцию. Министерство иностранных дел направило гневную ноту протеста в Москву, в которой говорилось: «Правительство Российской Федерации несет полную ответственность за любые действия региональных властей [Северной Осетии]. Министерство иностранных дел Грузии рассматривает действия главы Республики Северная Осетия как враждебный шаг России в поддержку сепаратизма».


Грузия потребовала, чтобы Москва немедленно предприняла необходимые шаги, предупреждая возможную дестабилизацию в регионе и напряженность в дипломатических отношениях с Грузией.


После прихода Кокойты к власти в 2001 году краеугольным камнем его политики стало воссоединение «с северными братьями», а значит - с Россией. В годы его правления жители Южной Осетии получили возможность стать гражданами России, и 98 процентов населения этой возможностью воспользовались.


Однако сближение двух республик началось только после недавнего прихода Мамсурова к власти в Северной Осетии. Он занял президентский пост на волне народного гнева в связи с трагедией с захватом школы в Беслане в прошлом году.


Историческое соглашение придало новый смысл празднованию дня независимости Южной Осетии.


В Цхинвале был проведен военный парад, который выглядел как демонстрация силы. Бронетехника с гвоздиками в стволах прокатилась по главной улице города.


В числе зрителей на параде были Сергей Багапш, президент Абхазии, республики, также объявившей себя независимой от Грузии, представители Приднестровья и Нагорного Карабаха, отъединившихся, соответственно, от Молдовы и Азербайджана, и члены российского парламента, поддерживающие идею объединения двух Осетий.


Представитель российской партии «Родина» Михаил Маркелов считает, что последние события предоставляют идеальную возможность Москве принять Южную Осетию в свои объятия.


«Сдерживающим фактором для нас всегда были российские базы в Грузии, - сказал он. - Теперь они выводятся, и нас ничего не сдерживает». После некоторого раздумья он добавил. «Хотя есть угроза возникновения в Грузии баз НАТО».


При этом Маркелов отметил, что его отношение к этому вопросу не разделяет большинство членов российской Думы. «К сожалению, сейчас большинство в российском парламенте блокирует рассмотрение вопросов по Южной Осетии, но рано или поздно власть в России изменится, я в этом уверен».


Во второй половине дня празднования прекратились, так как недалеко от центра города взорвалось три минометных снаряда. Десять человек были ранены. «Было сильное опасение, что начался штурм города, но паники никакой не было», - рассказал IWPR житель Цхинвала Роин Бибилов.


Сразу после обстрела Багапш отдал распоряжение привести абхазские вооруженные силы в боевую готовность.


Несмотря на прозвучавшие обвинения о том, что обстрел был осуществлен грузинскими военными, этому на сегодняшний день нет доказательств. Президент Грузии Михаил Саакашвили призвал ОБСЕ провести обстоятельное расследование инцидента. Он также поручил министрам обороны и внутренних дел Грузии установить причины происшедшего и наказать виновных, если таковые будут обнаружены.


Минометный обстрел в целом стал объединяющим моментом для некоторых российских сторонников объединения Осетий. Однако, есть и те, кто пессимистически смотрит на такие перспективы.


«Понятно, что Россия никогда не пойдет на объединение Осетии. России это нужно как инструмент для запугивания, - заявил IWPR депутат народного собрания Беслана Виссарион Асеев. - Осетин превратили в пушечное мясо. То нас пытались с ингушами стравить, то с чеченцами, сейчас с грузинами. Нас пытаются убедить, что наши интересы - это интересы Кремля, что мы должны умирать за Кремль».


И в югоосетинской столице, несмотря на всеобщую эйфорию праздника, не все рады возможному союзу с Россией.


«Разве это называется независимость, когда везде «Да здравствует Россия!», - сказал житель Цхинвала Инал Джуссоев.


«При предыдущем президенте [Людвиге Чибирове] республика была как в подвешенном состоянии. Ничего не делалось. Люди жили даже хуже, но зато это была действительно независимость».


Однако, как далеко теперь может пойти Северная Осетия в вопросе объединения? Источник в администрации Мамсурова заявил IWPR: «Мы исходим из положения, что мы [север и юг] едины и таковыми остаемся. Хотя за последние 15 лет были предприняты попытки разрушить это единство».


«Наши два лидера заявили, что наши достижения сегодня минимальны, но мы не намерены отказываться от общей цели. С этой точки мы можем двигаться только вперед».


Алан Плиев, заместитель директора Североосетинского института гуманитарных и социальных исследований, предупреждает, что любые попытки объединения будут наталкиваться на сложности, и Грузия должна принимать участие в этих процессах, а не быть отстраненной от них.


«Сегодня объединение двух Осетий - как когда-то объединение Германии... Мы в случае объединения решим только один вопрос - этнический, - говорит Плиев. - Но этого сейчас недостаточно. Надо решать экономический вопрос. Необходимо создание [экономической] зоны с участием Грузии, чтобы развивать Южную Осетию».


«Нам не нужно объединяться и жить после этого в закутке кавказских гор».


Алан Цхурбаев, независимый журналист, Владикавказ.