Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ДЛЯ ТАДЖИКСКОЙ ОППОЗИЦИИ НАСТАЛИ ТРУДНЫЕ ВРЕМЕНА

Жалобы оппозиции по поводу итогов выборов навлекли на нее гнев власти.
By IWPR Central Asia

Заявление четырех оппозиционных партий о несогласии с итогами выборов вызвало негативную реакцию властей и усиление давления на оппозицию.


Центральная избирательная комиссия (ЦИК) продолжает игнорировать заявление оппозиции о нарушениях в ходе выборов 27 февраля, поданное на следующий день. 4 марта лидеры четырех оппозиционных партий представили в ЦИК акты о нарушениях в ходе голосования в Душанбе, приложив свод нарушений на 85-ти страницах.


По словам руководителя аппарата ПИВТ Хикматулло Сайфуллозода, согласно закону «О выборах», жалобы и заявления должны рассматриваться в 3-дневный срок, однако ЦИК до сих пор молчит, ссылаясь на то, что вправе рассматривать жалобы в месячный срок.


«Складывается впечатление, что выборным процессом руководит не ЦИК. Он управляется из других центров», - сказал Сайфуллозода.


Как заявил представитель ЦИК в интервью информационному агентству «Авеста», ЦИК даст формальный ответ оппозиции лишь после 17 марта, когда новоизбранный парламент проведет свое первое заседание.


Одно из местных отделений ЦИК в Душанбе охарактеризовало жалобы оппозиции как «безосновательные» и сочло их «выражением неуважения к волеизъявлению граждан».


Предварительные итоги голосования лишь усилили подозрения в том, что выборы не были честными. День спустя после парламентских выборов ЦИК «присудил» правящей партии под руководством президента страны Эмомали Рахмонова 85%. Далее с большим отрывом следовали ПИВТ с 6,1% и КПТ с 5,3%. Коммунисты и исламисты – две оппозиционные партии, представленные в прошлом парламенте.


Демпартия набрала 1,7%, а социал-демократы – 0,7%, не преодолев пятипроцентный барьер для прохождения в парламент.


Однако после подачи заявления политических партий о непризнании выборов ЦИК на следующий день дал другую расстановку голосов: НДПТ – 74%, КПТ – 13,6%, ПИВТ – 8,9%, а социал-демократов «опустили» уже до 0,5%.


После проведения 13 марта повторных выборов в Аштском, Матчинском (север страны) и Гиссарском (близ Душанбе) районах ЦИК огласил окончательные итоги парламентских выборов в Таджикистане. Правящая НДПТ получила еще три мандата, то есть 52 из 63 депутатских мест – 17 из 22-х по партийным спискам и 35 из 41-го по одномандатным округам. Коммунистам досталось 4 места (из них три – по партийным спискам); ПИВТ – два.


Некоторые критически настроенные наблюдатели усматривают в «плавающих» цифрах ЦИК стремление расставить оппонентов режима «по ранжиру». К примеру, КПТ, поддерживающая неплохие отношения с администрацией Рахмонова, получила по результатам ревизии «прибавку» в виде одного места в парламенте.


В ответ на критику власть усилила давление на оппозицию путем уголовного преследования и распространения дезинформации в СМИ.


Больше всех достается социал-демократам, хотя они не попали в парламент и не представляют серьезной угрозы для режима. Возможно, нападки на СДПТ объясняются заявлением, сделанным лидером партии Рахматилло Зоировым, который сказал, что если итоги голосования не будут пересмотрены, он выведет своих сторонников на митинги.


13 марта два члена СДПТ - бывший кандидат в депутаты по Джабборрасуловскому району (север страны) Низомиддин Бегматов и его доверенное лицо Насим Шукуров - были задержаны местными правоохранительными органами. Ранее, 12 марта, они были подвергнуты допросу в местной прокуратуре. Задержанные обвиняются, в том числе, в оскорблении представителей власти, клевете и пр.


Лидер СДПТ Зоиров заявил, что предъявленные обвинения абсурдны и являются прямым преследованием активистов партии по политическим мотивам.


Уголовное дело возбуждено и в отношении другого члена СДПТ - депутата областного Маджлиса Горно-Бадахшанской автономной области (юго-восток) Файзулло Занджарбекова. Как отметил лидер СДПТ Зоиров на пресс-конференции 14 марта, происходящее «напоминает сталинские репрессии 1937 года». Заявления Зоирова имеют вес, учитывая, что до середины 2003 г. он занимал должность советника президента.


Одновременно в СМИ начали появляться публичные выпады в адрес лидеров оппозиционных партий; звучат обвинения в нагнетании и дестабилизации обстановки.


В открытом письме, опубликованном в газете «Вечерний Душанбе», некий независимый журналист, прикрывшись псевдонимом Ф.Сангинов, охарактеризовал заявление оппозиционных партий как «нервный срыв, истерику, умело и цинично оркестрованную из-за пределов нашего государства».


Зоиров отмечает, что ему не удалось установить личность автора письма, а его выступление называет «явной попыткой манипуляции общественным мнением».


Зоиров сдаваться не собирается, настаивая на реализации конституционного права граждан на свободу собраний. «Необходимо создать прецедент», - заявил он.


Внутри оппозиции мнения по поводу происходящего вокруг СДПТ разделились. Одни поддерживают призывы к акциям протеста; другие призывают к спокойствию и переговорам.


С момента окончания гражданской войны (1997 г.), когда ПИВТ и ДПТ трансформировались из вооруженных формирований в политические партии, все стороны политического процесса тщательно избегают открытой конфронтации, не желая вскрывать старые раны.


Междоусобный конфликт вспыхнул в 1992 г. именно в результате акций протеста в Душанбе. В своем открытом письме Ф.Сангинов искусно апеллирует к наследию гражданской войны: «Мы, простые люди, уже не дадим сделать из себя орудие для достижения ваших целей. Мы это прошли и больше никогда не позволим играть нашими жизнями».


Именно поэтому Партия исламского возрождения – единственная легально действующая исламская партия на центрально-азиатском пространстве - отказалась участвовать в митингах, которые намерена организовать СДПТ, дабы вновь не оказаться виновницей раздора в обществе. ПИВТ осторожничает, ведь до сих пор в сознании людей она фигурирует как возмутитель спокойствия. «Мы будем поддерживать митингующих морально», - заявил зам. пред. ПИВТ Мухиддин Кабири.


Определенную «встряску» получили и коммунисты, традиционно ближе стоящие к власти, чем другие оппозиционные силы. Лидер Компартии Шоди Шабдолов подвергся критике со стороны товарищей по партии из Душанбе и в южной Кулябской области – традиционном оплоте президента Рахмонова.


«Вызывает озабоченность, что, подписав упомянутое заявление [оппозиции от 29 февраля] без консультации с партийными структурами города Душанбе, Шабдолов продемонстрировал эгоистичное и самовольное поведение, ослабляющее партию в организационном отношении, подрывающее ее авторитет и, в конечном счете, способное послужить причиной раскола», - говорится в распространенном правительственным информационным агентством «Ховар» заявлении членов столичной ячейки КПТ.


Некоторые таджикистанские наблюдатели полагают, что власть оказала давление на членов КПТ с целью заставить их дистанцироваться от оппозиционного движения.


Ожидается, что давление на оппозицию будет лишь усиливаться. Будучи разрозненной и не имея широкой поддержки в массах, таджикская оппозиция не сможет противостоять власти.


Гульнора Амиршоева, редактор IWPR в Таджикистане
Акбар Шарифи, контрибьютор IWPR из Душанбе