Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ДЛЯ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ РОССИЯ В ЗАПАДНЫХ КРЕДИТАХ НЕ НУЖДАЕТСЯ.

Российские власти называют вторую войну в Чечне "антитеррористической операцией". Но как ее не назови, война есть война, и за нее все равно приходится платить. И Россия платит - из собственного кармана.
By Aleksandr Bekker

Никто не может точно сказать, во что обходятся России военные действия, которые она ведет с начала августа, с того момента как федеральные силы вытеснили чеченцев из Дагестана, а затем перешли к действиям на чеченской территории.


Известно только, что в октябре Министерство обороны превысило выделенные бюджетом ассигнования на 1999 год и обратилось к Кремлю за помощью. Понятно, что речь идет не о карманных деньгах.


На боеприпасы и топливо для военных самолетов денег всегда хватало. А вот вовремя выплачивать зарплату своим солдатам и офицерам у армии получалось не всегда. Чтобы решить проблему, несколько дней назад министерство финансов "изыскало" еще 9 млрд. рублей (335 млн. долларов). Эти средства выделяются из дополнительных доходов бюджета.


Эти дополнительные доходы есть результат более тщательного сбора налогов и таможенных пошлин, а также обесценивания рубля на треть больше, чем ожидалось, из­за чего реальные расходы государства оказались несколько ниже намеченных бюджетом.


Но самым главным подарком для российской казны стало самое большое за последние девять лет повышение мировых цен на нефть, 120 миллионов тонн которой Россия экспортирует ежегодно. В среду правительство удвоило налог на экспорт, в результате чего дополнительные доходы увеличатся на 1,8 млрд. рублей (67 млн. долларов).


В общем, Россия платит за войну из своего кармана. И МВФ не совсем прав, когда обвиняет ее в использовании западных денег на операцию в Чечне и отказывается выделить Москве очередной транш.


На самом деле Москва получила от МВФ только 640 млн. долларов в июне, да 375 миллионный кредит от правительства Японии - этого, конечно, недостаточно, чтобы покрыть расходы по операцию такого масштаба, какую Россия вот уже пятый месяц проводит в Чечне.


Россия протягивает одну руку к МВФ за очередным займом, а другой пытается подавить чеченских боевиков, оставляя без крова тысячи людей. Такое поведение Запад принять, естественно, не может.


Правительство Путина настаивает на том, что операция в Чечне - это внутреннее дело России. А потому власти не позволят МВФ расследовать источники финансирования операции. Официальная позиция заключается в следующем: "Мы подписали с МВФ соглашение, которое предусматривает только отслеживание макроэкономических параметров. Мы с МВФ никаких политических договоров не заключали".


Многие россияне с немалой долей иронии замечают, что МВФ должен быть благодарен России за такое использование его денег, так как миллионы бюджетных долларов уже исчезли в трясине организованной преступности, которая, как они полагают, из Чечни и исходит.


Независимые российские эксперты говорят, что каждый месяц ведения боевых действий обходится России в 4-5 миллиардов рублей (149-186 млн. долларов), при условии, что федеральные силы в основном используют боеприпасы и оружие из старых запасов.


Видимо, на сегодня Россия может себе позволить игнорировать угрозу экономических санкций. Но с эскалацией боевых действий армии потребуются новые поставки, следовательно, военные заводы получат новые заказы и затраты на действия в Чечне возрастут.


Учитывая все это, Государственная дума увеличила бюджет Министерства обороны на следующий год. По новому бюджету военные получат 141 млрд. рублей (5,25 млрд. долларов), что на 24 миллиарда больше, чем правительство собиралось выделить армии до начала чеченского кризиса.


Так что МВФ где-то даже и прав, когда говорит, что вместо выполнения программ Центрального банка России правительство предпочитает тратить деньги на войну в Чечне. Когда война поглотит все экономические ресурсы страны, России будет еще труднее выплачивать свой внешний долг.


Александр Беккер - экономист, корреспондент газеты "Ведомости".