Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ДИСКУССИЯ ВОКРУГ ПРЕПОДАВАНИЯ ЯЗЫКОВ В ШКОЛАХ КЫРГЫЗСТАНА

Министерство образования отменило свой недавний приказ о сокращении количества часов, отведенных на преподавание родного языка после протестов со стороны представителей узбекской общины.
By Abdumomun Mamaraimov
Министерство образования Кыргызстана отменило свое распоряжение об уменьшении количества часов, выделенных для проведения уроков родного языка, после протестов со стороны лидеров узбекской общины страны.

В указе, опубликованном в июне только в учительской газете «Кутбилим», просто говорилось, что время, отведенное на изучение кыргызского языка, будет увеличено на 2 часа за счет уроков узбекского и таджикского языков.

Данное распоряжение касалось школ с узбекским или таджикским языками обучения, а не школ, в которых обучение ведется на кыргызском языке. Школ с русским языком обучения данный указ не коснулся.

Лидеров узбекской общины (второй по величине этнической группы в стране, которая, по разным данным, насчитывает от 700 000 до 1 000 000 человек, или от 15 до 20 процентов населения страны), проживающих на юге Кыргызстана, возмутило данное постановление, так как они расценили его как ущемление их культурных прав.


Распоряжение, похоже, было спущено сверху, однако когда член парламента Давран Сабиров от имени активистов узбекской общины поднял этот вопрос в разговоре с министром образования Каныбеком Осмоналиевым, возникли сомнения относительно того, кто отдал такое распоряжение.

«Еще не понятно, как принималось это решение. Я лично говорил с министром образования. Он сказал, что об этом вопросе не знает ничего, - сказал Сабиров. - Приказ подписал его заместитель».

Один из двух заместителей министра образования Кыргызстана, Адинa Боронов, так же отрицает свою причастность к подписанию этого постановления. 27 августа – через три дня после того, как представители узбекской общины обратились к президенту страны Курманбеку Бакиеву с официальной просьбой об отмене приказа – Боронов заявил, что приказ был «абсурдным».

Боронов предположил, что кто-то умышленно «хочет столкнуть эти народы [кыргызов и узбеков] друг с другом». Последствия этого приказа, добавил он, могут быть «плачевными».

И хотя министерство дистанцировалось от вышедшего приказа, местные органы образования попытались его оправдать. Чырмаш Дооронов, начальник Жалалабадского территориального управления образования, указывает на то, что в соответствии с недавними поправками, принятыми парламентом, государство обязалось отныне обучать граждан только государственному языку и двум иностранным языкам. Ранее государство обязывалось создать условия для изучения кыргызского и русского – языков, на которых говорит большая часть этнических групп страны, а также других местных языков.

По словам Дооронова, ситуация сложилась таким образом, что из-за увеличения количества часов на изучение кыргызского языка уменьшаются часы, отведенные на изучение других предметов в школьном учебном плане. Если это представляет собой проблему, то нужно обращаться в парламент страны. «Это надо спросить у депутатов, - сказал Дооронов. – Мы работаем на основе законов, принятых парламентом».

Чиновники сферы образования из Жалалабада и Оша – еще одного города со значительным числом узбекского населения – говорят, что принятие закона было вызвано стремлением властей пойти навстречу отдельным представителям узбекской общественности, требовавшим улучшения качества преподавания кыргызского языка в школах с узбекским языком обучения. В Сузакском районном отделе образования объяснили, что такой запрос пришел от местного общества узбеков «Давр» и лично председателя правления организации Сабыржана Мазаитова.

Однако Сабыржан Мазаитов опроверг это утверждение. По его словам, узбеки хотят, чтобы их дети учили кыргызский язык, однако они не хотят, чтобы это было сделано за счет сокращения часов изучения их родного языка.

«Создание равных для всех этносов условий для изучения государственного и родных языков – прерогатива государства, закрепленная нашей Конституцией, - сказал он. - Мы обращались во все инстанции, включая президента страны, чтобы для наших детей создали условия для полноценного изучения государственного языка. Но мы не просили, чтобы это было сделано в ущерб нашему родному языку».

Сабиров согласен с тем, что изучение кыргызского языка – дело хорошее, однако он считает, что сокращение часов на изучение узбекского языка для того, чтобы освободить часы для кыргызского, может отрицательно сказаться на их общеобразовательном уровне. «Наши дети не научатся ни кыргызскому языку, ни другим предметам, которые они изучают на родном языке», - сказал он.

В таджикской общине, насчитывающей около 40 000 человек, есть несколько школ, преподавание в которых ведется, по крайней мере, частично, на таджикском языке. Однако, как объяснил Бахромджон Марасулов, руководитель таджикского культурного центра Жалалабадской области, «наши дети преимущественно учатся в русских и узбекских школах. Мы добивались организации хотя бы факультативных часов для наших детей, а теперь вот такая ситуация. Это неправильно».

Озабоченность политиков последствиями вынесения этого постановления была настолько высока, что, когда парламент страны 3 сентября начал свою работу после летнего перерыва, группа депутатов пожелала встретиться с министром образования Каныбеком Осмоналиевым.

«Мы объяснили ситуацию вокруг постановления министру, и убедили его, что эта мера была неправильной, - рассказал один из парламентариев, Мухаммаджан Мамасаидов, возглавляющий национальный узбекский культурный центр . - После нашего разговора министр отменил указ».

Новым приказом от 4 сентября количество часов, отведенных на преподавание узбекского и таджикского языков, оставлено прежним, а также добавляется два часа в неделю на изучение кыргызского языка вместо других предметов.

На юге Кыргызстана межнациональные отношения всегда были напряженными: здесь проживает значительное число узбекского населения, а также надо учитывать территориальную близость Узбекистана, дипломатические отношения с которым зачастую проблематичны.

Последний приказ еще больше подорвал доверие местного населения к властям. Лидеры национального меньшинства усмотрели в них попытку перевести их школы и язык в категорию второсортных.

Учителя трех жалалабадских школ провели демонстрацию перед мэрией города в знак протеста против урезания часов языковых уроков. Были также запланированы более многолюдные протесты и проведение собраний узбекских культурных организаций по всей стране.

Однако после того как 5 сентября местные власти в Оше и Жалалабаде объявили чиновникам от образования и учителям узбекского языка о том, что распоряжение об уменьшении часов, отведенных на изучение узбекского языка, отменено, обстановка разрядилась.

Абдумомун Мамараимов, контрибьютор IWPR в Кыргызстане.