Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Денежный голод в провинции

Рабочие предприятий текстильной промышленности Туркменабата, который является центром Лебапской области, вот уже третий месяц получают зарплату не в деньгах, а в виде выпускаемой ими продукции. В конце месяца им выдают простыни, наволочки, постельные прин
By IWPR
Таких предприятий немало, так как наряду с фабриками хлопкоперерабатывающей промышленности, здесь также находятся шелкоткацкий комбинат, шерстяная прядильно-ткацкая фабрика и трикотажный комбинат.

По словам Галины, 40-летней работницы одной из фабрик, им приходится после рабочей смены стоять на рынке, чтобы продать то, что им выдали в виде зарплаты. Она торгует хлопчатобумажными простынями, и предлагает их по низкой цене, так как нужно сбыть товар как можно быстрее. Например, простыни идут по цене 35-40 тысяч манатов (1,5–1,8 доллара США по коммерческому курсу), наволочки – по 15 тысяч манатов (0,6 доллара США). Заработав небольшую сумму, Галина и ее коллеги тут же покупают продукты для семьи.

По виду товара можно легко определить, кто где работает. Так, простынями, наволочками, постельными принадлежностями, ночными пижамами торгуют работники трикотажной фабрики. У работников фабрики нетканых материалов следующий товар - одежная вата, ватин, ватные одеяла, подушки, национальные напольные матрацы - курпачи.

Судя по рассказам продавцов поневоле, они вынуждены торговать на рынке или с утра - до начала второй смены, или после обеда - по окончанию первой смены, так как в последний раз они видели зарплату в феврале. Если учитывать, что за последние три месяца зарплата была выдана в виде продукции, то по всей вероятности, в последний раз им выдавали наличными деньгами только в феврале. Как говорят сами рабочие, им ведь надо на что-то жить и кормить детей.

На рынке они сразу же бросаются в глаза тем, как неумело предлагают свой товар, так у них, привыкших стоять за станками или за швейными машинками, совсем нет навыков торговли. Для них главное, это – реализовать товар, поэтому можно слышать, как они уговаривают покупающих, говоря, что продают по своей цене, имея в виду, что отдают они продукцию ниже рыночной цены.

Торговля идет не очень бойко. Чуть больше, чем другим, повезло работникам швейной фабрики. Их ассортимент детских швейных изделий – костюмчиков, платьев, шорт, футболок – пользуются спросом, так как для детей обнова приобретается чаще. Среди их клиентов много сельчан, приехавших с окрестностей, которые не прочь приобрести недорогую детскую одежду по ценам от 20 до 100 тысяч манатов (0,9 – 4,5 доллара США по коммерческому курсу). Это намного ниже завезенных из Турции и Китая детских вещей.

Ситуацию с много-месячными задолженностями по зарплате не изменило и то, что в мае был снят со своего поста министр текстильной промышлености Дортгулы Айдогдыев. И хотя официально он был обвинен в злоупотреблении служебным положением, судя по собщениям об акциях протеста из-за невыплаченной зарплаты среди рабочих хлопкоперерабатывающих заводов, которая прошла буквально пару дней до ареста министра, похоже на то, что именно это событие положило конец его карьере.

Во время последовавшего за этим расследования прокуратурой положения на подведомственных министерству предприятиях были обнаружены нарушения в финансовой отчетности. По словам сотрудников прокуратуры, была раскрыта практика ведения двойных ведомостей, когда по одним документам, все было хорошо и рабочим своевременно выдавались деньги, а вот на самом деле они ничего не получали.

Это еще хорошо, что продукция работников текстильных фабрик как-то востребована населением. А что же делать тем, кто работает в других отраслях, где тоже существуют задолженности, но их продукцию не вынесешь просто на базар. Рабочим Туркменабатского химического завода, которые занимаются выпуском минеральных удобрений, химикатов, суперфосфата четыре месяца - с января по май – не выдавали заработную плату. Такие же проблемы испытывают судоремонтники, ремонтирующие баржи и теплоходы и рабочие экскаваторного завода.