Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Демонстранты Препятствуют Выводу Российских Войск

Грузия обвиняет Кремль в провоцировании беспорядков, связанных с приближением окончательной даты вывода российских военных баз с территории Грузии.
By Niko Dadiani

Демонстранты, протестующие против вывода контингента российских вооруженных сил с территории Абхазии, блокировали военную базу в Гудауте.


В соответствии с условиями договора, подписанного в 1999 году на саммите ОБСЕ в Стамбуле, все танки, БТРы и другая военная техника должны покинуть базу до 1-го июля 2001 года.


Однако местные жители не согласны с этим решением. По их мнению, республика останется незащищенной от возможного нападения со стороны Грузии, которая отказывается признать независимость Абхазии несмотря на шаткое перемирие, установившееся после прекращения огня.


В течение последних нескольких недель российское руководство остается непреклонным в своем решении вывести войска, как это и планировалось.


Во время встречи с президентом Грузии Эдуардом Шеварднадзе, состоявшейся в этом месяце в Минске, Владимир Путин пообещал, что военные базы в Вазиани и Гудауте будут ликвидированы к концу лета. Российский президент также выразил готовность оказать помощь в разрешении затянувшегося грузино-абхазского конфликта.


Путин сделал это заявление несмотря на некоторое ухудшение российско-грузинских отношений. В начале года Москва установила с Грузией визовый режим и ужесточила пограничный контроль на абхазской границе. В качестве ответной меры, Грузия отклонила просьбу российских властей об обеспечении условий для переподготовки военных с базы миротворческих сил в Гудауте.


Напряженность усилилась 13 июня, когда газета «Известия» опубликовала план, якобы разработанный высшим грузинским командованием для проведения молниеносного захвата Абхазии.


Как сообщают «Известия», этот план предполагает четырехдневную воздушную и артиллерийскую бомбардировку республики с последующим использованием воздушного десанта.


Заместитель министра обороны Грузии Гела Бежуашвили назвал эту статью «полностью сфабрикованной» и добавил: «Видимо, определенные силы в Москве так напуганы совместными учениями грузинских вооруженных сил и НАТО, что готовы выдумать все, что угодно».


Другие обозреватели считают, что целью статьи было скрыть тот факт, что Россия вовсе не собирается выводить свои военные базы из Абхазии к установленному сроку.


Тем временем, абхазское руководство заявило, что не позволит российским танкам и бронетехнике покинуть Гудаут.


Первый заместитель министра обороны Гиви Агрба сказал: «Ни власти, ни народ Абхазии не позволят вывести военную технику, потому что в интересах нашей безопасности она должна быть передана абхазской стороне».


«Военные могут уйти, но техника должна остаться», - добавил он. Несколько дней спустя после этого заявления у гудаутской военной базы собралось около 100 демонстрантов, намеренных воспрепятствовать выводу войск. По всей республике прокатилась волна митингов протеста.


Участники демонстрации встретились с заместителем командующего российскими воздушно-десантными войсками генералом Александром Поповым, ранее участвовавшим в переговорах с главой военного ведомства Абхазии Владимиром Миканба.


Местные жители сообщили генералу, что военная база всегда обеспечивала стабильность и безопасность в республике, и даже до революции войска Императорской армии, размещенные в Гудауте, обеспечивали безопасность Абхазии.


Грузинские власти увидели в таком повороте событий «руку Кремля». Советник президента Грузии по международным вопросам Шалва Пичхадзе заявил, что протесты могли быть «инспирированы определенными силами в Москве».


Председатель парламентского Комитета по обороне и национальной безопасности Георгий Барамидзе назвал демонстрацию попыткой саботировать решения, принятые на стамбульском саммите в 1999 году.


Акции протеста, по словам Барамидзе, «были организованы абхазскими сепаратистами с одобрения российских властей». Он также добавил, что если бы процесс вывода войск оказался сорванным, то потребовалось бы вмешательство международных организаций.


Судя по всему, Грузия не имеет намерения отказываться от вывода российских войск. Глава грузинского внешнеполитического ведомства Ираклий Менагаришвили заявил, что конечный срок, 1 июля, остается в силе.


«Тбилиси будет требовать от России выполнения обязательств по выводу военных баз», - заявил министр. «Несмотря на недавние события в Абхазии, любое вмешательство в этот процесс неопра».


Менагаришвили добавил, что Грузия выполнила свои обязательства по соглашению, и что в митингах протеста, организованных населением Абхазии, было «что-то зловещее».


По словам абхазских военных, судьба гудаутской военной базы является предметом российско-грузино-абхазских переговоров на высшем уровне.


Министр иностранных дел республики Сергей Шамба заявил, что официальный Сухуми готов согласиться выполнить условия ОБСЕ только в том случае, если Абхазия получит гарантии безопасности. По его словам «идеальным вариантом» было бы подписание мирного соглашения, не допускающего никаких военных действий между Грузией и Абхазией.


Однако министр добавил, что правительство Абхазии не может исключить возможность нападения Грузии, описанного в «Известиях». Таким образом, чтобы найти «цивилизованное и приемлемое для обеих сторон решение», руководство республики продолжает переговоры с Москвой.


Глава российского МИДа Игорь Иванов решительно заявил: «Россия выполняет свои обязательства по ликвидации военных баз в Гудауте и Вазиани к 1 июля», однако он также отметил, что планируемый вывод войск «вызвал некоторую озабоченность местного населения, которое опасается новых вспышек насилия».


Иванов добавил, что в настоящий момент также обсуждаются временные рамки вывода российских военных из Батуми и Ахалкалаки, и разрабатывается план размещения этих баз на территории России.


Однако в Грузии считают, что Россия умышленно затягивает вывод своих войск из Батуми и Ахалкалаки. Ираклий Менагаришвили сказал, что предложение России оставить эти военные объекты открытыми еще на 14 лет «не выдерживает никакой критики».


Глава МИДа добавил, что предложенный Грузией срок в 3 года выглядит «более реалистично», а россияне не предложили никаких альтернатив, которые могли бы убедить Грузию пересмотреть свою позицию.


Нико Дадиани – независимый журналист из Тбилиси.