Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ДАГЕСТАН: СУД ПРИСЯЖНЫХ 'ПОИГРЫВАЕТ МУСКУЛАМИ' ПЕРЕД СИЛОВИКАМИ

Прокуроры обескуражены серией вынесенных присяжными оправдательных приговоров.
By
Дагестанские присяжные практикуются в отправлении своих полномочий, вынося – к недовольству многих представителей правоохранительных органов – оправдательные приговоры по резонансным делам.

Убийство в прошлом году министра по национальной политике, информации и внешним связям Дагестана Заира Арухова было шоком для многих. 18 мая этого года суд присяжных принял сенсационное решение – все четверо обвиняемых по делу об убийстве Арухова были признаны невиновными. Приговор тем более неожиданный, что жители этой северокавказской республики всегда относились к Арухову с большой симпатией.

Оказавшуюся на скамье подсудимых четверку обвиняли в причастности к 11 террористическим актам, в том числе к убийству министра, взрыву здания прокуратуры в Махачкале и покушениях на жизни сотрудников правоохранительных структур и других организаций.

Однако по утверждению защиты, все дело было построено на показаниях, которые обвиняемые дали под давлением. Саида Каландарова, представлявшая на суде интересы одного из подсудимых – Джамиля Кибедова, сказала IWPR: «Письменные признания... не стоят ничего без свидетельских показаний и улик. А мы имели возможность убедиться в том, что именно их в деле и не имелось».

В ходе слушаний Каландарова пожаловалась, что ее клиенту угрожали физической расправой. Это заявление стало одним из факторов, повлиявших на решение присяжных.

С каждым годом растет в Дагестане число дел, рассматриваемых коллегиями присяжных. Начало этой практике было положено в 2003 году, когда было озвучено право обвиняемого в совершении серьезных преступлений на выбор между рассмотрением его дела судом присяжных и судьей единолично. В период с января по май нынешнего года с участием суда присяжных заседателей прошло разбирательство 30 уголовных дел, тогда как в прошлом году их было 17. По тридцати процентам этих дел вынесен оправдательный вердикт. В семи случаях подавалась апелляция, однако не было принято ни одного решения, отменяющего приговор.

В феврале коллегия присяжных в Верховном суде оправдала Магомеда Салихова, обвинявшегося во взрыве жилого дома в городе Буйнакск 4 сентября 1999 года, когда погибли 58 и получили ранения 150 человек.

Хотя по некоторым пунктам Салихов был признан виновным: участие в незаконном вооруженном формировании, использование фальшивых документов и незаконное пересечение границы. Его приговорили к 4 годам лишения свободы, однако позднее по решению Верховного суда Российской Федерации этот срок был сокращен до 18 месяцев.

В мае нынешнего года судом присяжных заседателей рассматривалось дело Дарбишгаджи Газимагомедова, обвинявшегося в организации теракта близь Гимринского тоннеля. Его оправдали, поддержав только одну статью обвинения – использование фальшивых документов.

Адвокат Газимагомедова Константин Мудунов сказал в беседе с IWPR, что выдвинутые против его подзащитного обвинения «безосновательны». По его словам, находясь в заключении, Газимагомедов «подвергался нечеловеческим пыткам, подобным тем, что применялись в средние века инквизицией».

Заместитель главы управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Магомед-Мухтар Шапиев считает, что суды присяжных наносят вред системе правосудия, поскольку при принятии решений, говорит он, присяжные полагаются «на свои эмоции».

«Как правило, коллегии присяжных состоят из домохозяек, пенсионеров и безработных. И этим людям, неподготовленным и часто неграмотным, поручается вершить судьбы», - сказал он IWPR.

«На мой взгляд, суды присяжных – вопрос недостаточно изученный».

В отличие от Шапиева, известный в Дагестане адвокат Сергей Квасов к институту присяжных заседателей относится с большим одобрением. «Мое мнение таково, что люди не так глупы, как это хотелось бы многим представителям юридической профессии».

По словам Квасова, обвинители недовольны оттого, что им приходится больше работать. «Присяжные не терпят неподготовленности, незнания материалов рассматриваемого дела, ложных улик и свидетелей, открыто дающих ложные показания в суде», - сказал он.

Магомед Юсупов признает, что он один из немногих судей в Верховном суде Дагестана, которые поддерживают практику рассмотрения дел присяжными. По его словам, эта система обнажает слабость улик, на которых часто строится линия обвинения.

«Я изучил три дела, рассматривавшихся с участием суда присяжных. По двум из них был вынесен оправдательный вердикт. Я могу согласиться с этими решениями или не согласиться, но в целом, я считаю работу присяжных положительной. Присяжные делают выводы исходя из доказательств, представляемых им государственными обвинителями и защитниками подсудимых», - сказал Юсупов.

Он согласился с утверждениями о том, что иногда присяжные подвергаются давлению со стороны правоохранительных органов. Что касается коррупции среди заседателей из народа, то, как сказал Юсупов, для беспокойства по этому поводу нет почти никаких оснований.

Ранее в этом году бывший заместитель генерального прокурора в Южном федеральном округе России (куда входит и Дагестан) Николай Шепель высказал мнение, что на Северном Кавказе дела, подпадающие под статью «терроризм», не должны рассматриваться присяжными, поскольку личные связи последних могут помешать им принимать беспристрастные решения.

Юрист Зяутдин Уваисов эту точку зрения не разделяет. По его мнению, имеющегося ресурса потенциальных присяжных с лихвой хватит для создания в каждом конкретном случае объективного жюри. «В Дагестане нетрудно найти 12 человек, которые не приходятся родственниками тем, чьи дела рассматривает суд».

Однако многие жители не хотят брать на себя роль присяжных.

44-летний Амирбек Идрисов сожалеет о том, что в свое время согласился стать присяжным. «Прежде всего, это страшная волокита, которая отнимает очень много времени... Что касается давления, лично на меня никто не давил. Но я уверен, что если бы мне или моей семье угрожали, я бы задумался, зачем мне было нужно это дело».

Юридический консультант Зайнаб Алиева считает, что дагестанская система присяжных все еще находится на ранней стадии развития, и для того, чтобы принять ее, понадобится немало времени.

«Уровень правосознания среднего дагестанца намного ниже, чем у жителей других регионов в составе Российской Федерации. Зачем уважать уголовный кодекс и пытаться разобраться в сложностях закона, когда судья принимает решение в пользу стороны, заплатившей ему? Именно так думает большинство дагестанцев».

Сапият Магомедова, независимый журналист, Махачкала