Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ДАГЕСТАН: ЗНАМЕНИТАЯ СТЕНА ВАРВАРСКИ РАЗРУШАЕТСЯ

Местные жители утверждают, что власти города ничего не делают для охраны культурного наследия, внесенного в список ЮНЕСКО.
By Sapiyat Magomedova
5000 лет. Тем временем, местные жители жалуются на варварское обращение с крепостными стенами старого города.



«Говорят, что даже Чингисхан не смог взять штурмом Дербент потому, что не смог пробить его крепостные стены. Но то, что было трудным для самого Чингисхана, оказалось по силе администрации Дербента, разрешившей хозяину вещевого рынка разобрать крепостную стену, чтобы сделать вход на новый рынок», – говорит житель Дербента, ветеран Низам Сеидов.



Сеидов обвинил руководство города в том, что они свои интересы ставят выше защиты объекта, внесенного в 2003 году в список объектов мирового культурного наследия, находящихся под охраной ЮНЕСКО.



Цитадель Нарын-Кала построена в 6 веке до н.э., когда Дербент был крупным центром Персидской Империи времен Сасанидов. Дербент также часто называют самым старым городом в Российской Федерации.



Корреспондент IWPR лично убедилась, что в двухметровой по ширине стене действительно пробит проем, которому впоследствии придана форма арки. Ярко желтые блоки новой каменной кладки никак не гармонируют с посеревшими от времени стенами крепости.



«Население города нуждается в этих переходах, они просто необходимы. Город растет как в северную, так и в южную стороны. Приходится приспосабливаться», – оправдывается анонимный представитель дирекции рынка.



Назим Касумов, директор государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника «Древний Дербент», а также международный инспектор ЮНЕСКО, в беседе с IWPR отрицал факт нанесения ущерба наследию города, заявив, что на месте нового перехода в стене давно был разлом.



«Ему всего лишь придали форму арки и сделали это, чтобы людям не приходилось совершать обходы по пути к рынку. Что касается вопроса, была ли альтернатива переходу, то подземный проход, к примеру, был невозможен: сама стена тяжёлая, и имеет наклон», – сказал Касумов.



В интервью одной из газет, мэр Дербента Феликс Казиахмедов опроверг всякие обвинения по данному вопросу: «Мы готовы к тому, что в ходе реализации плана «уплотнения города», реконструкции улиц, парков и прочих городских объектов будем сталкиваться с проблемой недовольства непонимающих граждан. Нас это беспокоит, но не настолько, чтобы отказываться от намеченного».



Многие местные жители обвиняют власти города в двойных стандартах. Одна из них, Андриана Махова говорит, что когда рядовой житель в своём доме, расположенном у крепостной стены, для удобства семьи пытается пристроить к стене сарайчик, заводится уголовное дело и его штрафуют. Однако намного более серьезное нарушение оказывается официально разрешенным.



«Людям заявляют, что нельзя и близко подходить к памятнику истории. Но это для бедных. А людям с карманами полными денег можно его даже разрушать. Где же справедливость?» – вопрошает она.



Еще одна жительница города Фариза Амирханова говорит, что недавно разрушен еще один памятник из наследия города – старая баня на улице Пушкина, а вместо нее построен большой новый дом. «Они лепят новые дома друг на друге, попутно убирая все, что мешает», – говорит Фариза.



Сеидов рассказывает, что население обращалось с письменными заявлениями в правительство Дагестана с просьбой вмешаться. «Но из правительства наши жалобы пересылают администрации города, которая, понятно, ничего не предпринимает, ведь она сама выдает бизнесменам разрешения на строительство», – говорит он.



Директор музея Касумов уверяет, что уже утверждена программа по реконструкции крепостной стены и что он лично поднимал в ЮНЕСКО вопрос о приспособлении элементов старого города к современным нуждам.



«Мне ответили, что это называется «регенерацией живого города», и с получением необходимых разрешений можно приспосабливать памятники к насущным требованиям жизни. Что касается официального разрешения, то на реконструкцию стены у нас есть необходимая разрешительная документация, но она в Москве», – заявил он.



Споры по данному вопросу привлекли внимание начальника отдела государственной охраны объектов культурного наследия управления «Росохранкультуры» Кирилла Зайцева. Приехав в Дагестан, Зайцев заявил журналистам, что «президент Дагестана сам дал оценку сложившемуся положению, далекому от совершенства. Определено, что в республике назрела необходимость создания консолидированного самостоятельного органа, который будет заниматься вопросами сохранения объектов культурного наследия».



В Дербенте 64 памятника федерального уровня, включая сосновый бор, высаженный в том месте, где во время приезда в Дербент побывал Петр Великий. Сосновый бор, ныне известный как Петровская роща, является археологической зоной. Когда Владимир Путин посетил город в 1999 году, еще не будучи президентом, был поднят вопрос о реставрации дома, где останавливался Петр.



Однако недавно выяснилось, что лесное хозяйство республики сдало Петровскую рощу в аренду одному из местных бизнесменов за незначительную сумму в 90 тысяч рублей (3500 долларов). Несмотря на то, что эта территория считается охраняемой зоной, местный суд постановил, что передача в аренду законна. Дело сейчас рассматривается уже Верховным судом Дагестана.



Магомед Ахмедов, директор государственного учреждения по охране памятников возмущен: «В аренду на 49 лет некоему предпринимателю отдана территория памятника, находящаяся в списках объектов охраняемых ЮНЕСКО! Дело вообще не должно было доводиться до суда. Это нонсенс», – говорит он.



Еще один недовольный местный житель, Абдулла Османов говорит, что патронаж ЮНЕСКО постепенно теряет смысл, так как древнюю стену растаскивают по частям: «Когда Нарын-Кала была взята под патронаж ЮНЕСКО, радости горожан не было предела. Мы думали, что она в надежных руках, которые не допустят варварства и произвола. Но оказалось все не так», – говорит он.



Сапият Магомедова, корреспондент газеты «Новое дело», Дагестан.