Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ДАГЕСТАН ЗАХЛЕСТНУЛА ВОЛНА ПРОТЕСТОВ

Демонстрации в Дагестане явление не новое, но сегодня они масштабнее и случаются чаще.
By Musa Musayev
Следующие одна за другой акции протеста в Дагестане стали испытанием для нового президента этой северокавказской республики.

13 декабря около двух тысяч человек собрались на митинг в селе Хучни Табасаранского района, расположенного в предгорной зоне южного Дагестана.

До недавнего времени этот район, где живут табасаранцы, считался спокойным местом. Он известен ковроткачеством, которым традиционно занимаются здешние женщины, своими садами и благоприятным климатом.

Еще одна акция протеста прошла там 27 ноября. Организованная оппозицией, она был сорвана родственниками и друзьями главы администрации. Так сын главы администрации выхватывал микрофон из рук выступавших на митинге. В тот же день сторонники районной администрации провели праздничный митинг по случаю присвоения нескольким улицам Кучни имен местных партийных вождей советской эпохи.

По словам управляющего делами администрации Табасаранского района Абдулвагабы Абдулова, демонстрация была разогнана на законном основании, поскольку уведомление о ее проведении было направленно не по адресу – не в администрацию села Хучни, как этого требует закон, а в районную администрацию.

В беседе с IWPR он сказал: «К драке районное руководство не имеет никакого отношения. Молодые люди, чем-то спровоцированные, повздорили друг с другом. А торжества по увековеченью памяти видных деятелей Табасарана были запланированы давно. Организаторы акции протеста – это никакая не оппозиция, а обиженные люди, которые в свое время были у власти и не сделали ничего хорошего».

По словам одного из организаторов акции местного учителя Мигдата Гаджиева, из-за высокой безработицы жители района вынуждены целыми селами выезжать на заработки в другие регионы. «Люди возмущенны бесследным исчезновением бюджетных средств, выделяемых на решение социально-экономических проблем района», – сказал он.

В качестве примера он приводит программу по выращиванию фундука, бюджет которой, по его утверждению, был потрачен не по назначению. «На 800 гектарах, как выяснилось, были посажены высохшие саженцы фундука. Сейчас эту землю выжигают и перепахивают», – сказал он.

Акции протеста Дагестану не в новинку, но в последнее время они участились и выросли в масштабе.

Несколько раз за последние месяцы собирались на антикоррупционные митинги в Махачкале жители граничащего с Чечней Казбекского района, где компактно живут чеченцы и аварцы. 13 и 22 ноября они протестовали у здания республиканской прокуратуры. Тогда они попытались пройти к зданиям правительства и президентской администрации, однако были блокированы милицией. Произошла потасовка, в результате которой пострадали несколько человек, в том числе журналисты.

Не добившись ответа на свои требования, жители Казбекского района оправились в Ростов-на-Дону, где обратились в прокуратуру Южного федерального округа. Это привело к тому, что в начале декабря в их район приехала комиссия, и было возбуждено несколько дел по экономическим и уголовным преступлениям.

По мнению ректора Дагестанского института экономики и политики Абдулнасыра Дибирова, волнения в республике являются результатом противостояния между новой политической властью и старой административно-управленческой элитой.

«Политическая власть – президент и его команда – обладает высоким уровнем легитимности в глазах населения. А административная система – прежде всего, в лице глав администраций районов – вызывает у людей ненависть», – сказал он.

66-летний Муху Алиев, назначенный на пост президента Дагестана в феврале этого года, также бывший советский аппаратчик, но он популярен и имеет репутацию честного политика.

По словам Дибирова, подавляющее большинство глав районных и городских администраций коррумпированы и нелегитимны, но Алиев не в силах им противостоять.

«Легитимных возможностей сломать эту старую административную систему у президента республики нет, – сказал он. – Даже формально не просто это сделать. Все они избраны либо всенародно, либо представительными органами местного самоуправления. Без решения суда президент не может их освободить».

«Многое из того, о чем утверждают митингующие – например, хищение бюджетных средств, разбазаривание земель – подтверждается. Но поскольку правоохранительная система республики так же коррумпирована, там так же распространена клановость, уголовные дела не возбуждаются. Митинги есть и, наверное, еще будут. Народ выбирает наиболее простые и доступные методы борьбы за свои права».

Один из лидеров оппозиции в Казбекском районе юрист Шамиль Муртазалиев сказал в беседе с IWPR, что Алиев находится в трудном положении – ему противостоит «паутина» муниципальных властей.

«Он не может давать людям пустые обещания, а потому избегает встречаться с представителями протестующих, – сказа он. – Народ поддерживает его, но если он будет вести жесткую борьбу против глав районных администраций, от него отвернутся многие влиятельные люди, и он потеряет контроль над парламентом».

Парламентские выборы в Дагестане должны состояться в марте следующего года, но накал политических страстей, связанных с ними, ощущается уже сегодня.

Эксперты говорят о нескольких основных факторах, побуждающих народ протестовать. «Большинство социальных конфликтов в Дагестане происходят по причине незаконного или несправедливого распределения земель, – считает социолог Хаджимурад Камалов. – Крестьяне лишаются земли, на которой ранее работали».

Другой причиной недовольства называется хищение бюджетных средств, из-за чего в мае произошел митинг в высокогорном Докузпаринском районе – на юге республики. Тогда в результате столкновения с полицией погибли два человека, еще два стали инвалидами.

Начальник информационно-аналитического управления аппарата президента и правительства Дагестана Миясат Шейхова считает утверждения о нарастании протестных настроений преувеличенными. По ее словам, об этом свидетельствует тот факт, что в республике начитывается 52 муниципальных образования, а митинги были только в четырех или пяти районах.

«Это никак не укладывается в понятие массовых акций протеста, – сказала она. – В то же время недовольство людей есть, и оно обосновано. На местах нарушаются права человека, законы, и эти проблемы накапливались давно. А после назначения президентом Дагестана Муху Алиева у людей появилась надежда и возможность открыто говорить об этих проблемах».

По словам Шейховой, в Дагестане создана специальная правительственная комиссия по разрешению этих конфликтов. В одном из таких случаев президент, выслушав аргументы обеих сторон, рекомендовал главе администрации сложить свои полномочия.

Муса Мусаев, независимый журналист, работающий в Махачкале, Дагестан.