Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ДАГЕСТАНСКИЕ АКТИВИСТЫ ПРОТИВОСТОЯТ НЕВЕЖЕСТВУ О СПИДЕ

Группа дагестанцев пытается изменить отношение общества к проблеме ВИЧ-инфекции.
By Anya Zhuzhleva
Представляясь, они называют ненастоящие имена: Марат, Амина, Альбина и Казбек. Эти четверо составляют «костяк» организации «СВОИ» (аббревиатура для «Свободы выражения общих интересов»).

Они поставили перед собой чрезвычайно трудную задачу: изменить отношение общества к проблеме ВИЧ-инфекции в одном из наиболее приверженных традициям и консервативных регионов России – Дагестане.

Узнав о том, что они заражены ВИЧ, Марат, Альбина и Казбек (Амина – здоровая, но она замужем за Маратом) поначалу решали возникшие перед ними проблемы в одиночку. В мае 2005 года они объединили усилия и создали организацию для людей с ВИЧ, которая ставит своей целью остановить распространение инфекции и повысить уровень информированности общества о ней.

«Несмотря на доступность информации об инфекции, о том, как можно ею заразиться, мы постоянно сталкиваемся с безграмотностью в вопросах, связанных с ВИЧ, – сказала Амина. –. Например, многие уверены, что ВИЧ-положительные не могут иметь здоровых детей. А это неправда! И доказательство тому наша с Маратом семья: у нас трое здоровых малышей».

Малейшая простуда может оказаться смертельной для человека, страдающего ВИЧ-инфекцией. «Поэтому, – говорит Амина, – приходя в салоны красоты, сауны, рестораны, кафе, мы проверяем, соответствуют ли их условия санитарным нормам. Делается это не столько с целью предотвращения распространения ВИЧ, сколько для того, чтобы мой муж и другие ребята не подхватили какую-нибудь инфекцию».

Между тем картина распространения ВИЧ в Дагестане начала меняться. По наблюдению врачей, инфекция уже не ограничивается пределами наиболее уязвимых групп – наркоманов и проституток, и все чаще ее мишенью становятся обычные дагестанские домохозяйки.

«На первом месте сейчас парентеральный способ распространения (через кровь), а на втором – половой, – сказала сотрудница Республиканского центра СПИД Зувужат Такаева. – И наряду с наркоманами к нам все чаще обращаются женщины из высокогорных сел, которые заразились ВИЧ от своих супругов».

Альбину тоже заразил муж. Сам он до последнего отрицал, что болен. От Альбины отвернулись родные, а потом ее уволили с работы.

«Я выступаю на радио и по телевидению, активно сотрудничаю с газетами, – сказал Марат. – Благодаря этому моя жизнь кардинально изменилась. Телефон звонит круглые сутки. Причем спрашивают не о том, как уберечься от инфекции. Часто мне просто изливают душу – как «своему» человеку. Жалуются на то, что от них отвернулись самые близкие люди».

По данным Республиканского центра СПИД, на сегодняшний день в Дагестане – крупнейшей северокавказской республике, чье население составляет около двух миллионов человек – насчитывается 879 инфицированных ВИЧ/СПИД. Большинство из них наркоманы. Последняя по времени вспышка инфекции была зафиксирована в 2005 году, когда в Южном Дагестане резко возросло число шприцевых наркоманов.

Однако вполне может быть, что реальная статистика гораздо выше, и только действующие в этом консервативном обществе жесткие табу на тему ВИЧ/СПИД не позволяют ее выявить.

«Сейчас в Дагестане около 9 тысяч «подсевших» на травку и иглу, – говорит заведующая амбулаторно-поликлиническим отделом Республиканского наркологического диспансера Раисат Сагидова. – И эта цифра растет в геометрической прогрессии».

Марат, Амина, Альбина и Казбек пытаются помогать всем, кто к ним обращается. Они говорят, что для них не имеет значения, как эти люди заразились и какой была их жизнь до того, как это произошло.

«У нас есть причины скрывать свои имена, – сказал Марат. – Дагестанское общество еще не готово принять ВИЧ-положительных. А ведь большинство наших проблем связаны с тем, что мы боимся признаться самим себе и окружающим в случившемся. А от этого потом страдают невинные люди. К примеру, парень, зараженный ВИЧ и не желающий открыться родителям, женится и заражает молодую жену. И ведь все равно все потом узнают о его болезни».

Дагестанские врачи выделяют так называемую группу повышенного риска, в которую входят проститутки, наркоманы и гомосексуалисты – то есть люди, подверженные наибольшей опасности заражения. Однако в «СВОИ» все чаще обращаются те, кто не имеют никакого отношения к этой группе. Поэтому, прежде всего организация занимается профилактикой заболевания. И в этом ее поддерживают не только газеты, радио и телевидение, но и религиозные институты – в частности, Духовное управление мусульман Дагестана.

«Эти люди пропагандируют здоровый образ жизни, – сказал пресс-секретарь муфтия Дагестана Магомедрасул Омаров. – Они не только борются против распространения заболевания, но и помогают друг другу. Поэтому мы, безусловно, одобряем их деятельность».

С тех пор, как возникли «СВОИ», в Махачкале, Кизилюрте и других городах республики в транспорте и на стенах зданий появились объявления с указанием телефонов организации.

«Вообще-то меня часто просят наклеить на стекла машины разные рекламки. И я часто отказываю. Но здесь предлагают помощь. Поэтому я не снимаю объявление «СВОИх». Пусть висит – может, кого-то спасут именно благодаря моему объявлению», – сказал водитель маршрутного такси Джамиль.

«Всегда надо помнить, что ВИЧ-положительные это не прокаженные, – говорит психолог Елена Мкртчян, – и они ни в коем случае не должны быть отвергаемы обществом».

Сегодня «СВОИх» уже больше тридцати человек.

Горожане уже привыкли читать о них в газетах или слышать по телевидению. Однако Марат, Амина, Альбина и Казбек по-прежнему скрывают свои настоящие имена, а во время телевыступлений не показывают своих лиц.

Несмотря на успехи организации и уже меняющееся отношение к подобным им людям со стороны общества, они все еще боятся открыто заявить о том, кто они есть.

Аня Жужлева, корреспондент издания «Бизнес-Журнал», Махачкала