Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Грузия: языковой барьер все еще мешает меньшинствам получить образование

Число армянских и азербайджанских абитуриентов растет, но программы обучения грузинскому языку все еще нуждаются в доработке.
By Teona Goderdzishvili

Грузины разговаривают на уникальном и сложном языке, и каждому кто собирается поступать в грузиноязычный ВУЗ в этой стране надо постараться, чтобы им овладеть.

Правительство предоставляет ускоренные курсы для выпускников негрузиноязычных школ. Но годичных курсов недостаточно для того, чтобы с нуля выучить язык до необходимого уровня.

Критики программы заявляют, что из-за нехватки квалифицированных педагогов по языку, представители этнических меньшинств оказались в неблагоприятном положении поскольку для того, чтобы получить высшее образование, а потом найти хорошую работу надо свободно владеть грузинским языком.

Правительственная программа 1+4 направлена на оказание помощи ученикам с высокой успеваемостью, которые учились в школах на языках национальных меньшинств. Она затрагивает две основные группы – азербайджанцев, которые проживают на юго-востоке страны и армян – на юго-западе.

Большинство из них посещают школы, преподавание в которых ведется на их родных языках. Армянский и азербайджанский языки совершенно не похожи на грузинский.

В рамках программы, 100 армянских и 100 азербайджанских учащихся, которые окончили школы с лучшими оценками, получат полное финансирование интенсивного годового курса грузинского языка и четырех лет обучения в университете.

Тем, кто не попадает под программу 1+4, годовой курс по языку обойдется в 2 250 лари (почти 1 000 долларов США).

Статистика очень впечатляющая. В 2009 году, когда только была начата программа, на грузиноязычные факультеты поступили только два азербайджаноязычных и три армяноязычных абитуриента. На следующий год работы программы, зарегистрировалось 120 и 176 студентов, а в прошлом году их число составило 283 и 563 студентов, соответственно. Это значит, что после участия в программе 1+4, количество студентов из этих групп этнических меньшинств возросло в два раза.

Но после того как абитуриенты, для которых грузинский не является родным языком, поступают в ВУЗы, некоторые из них испытывают сложности в изучении определенных предметов. Уровень отсева среди них очень высок.

Этнический азербайджанец из города Марнеули, расположенного в восточной части Грузии, Орхан Пирведиев оказался в числе 100 лучших учеников и получил финансирование. Но он считает, что годичный языковой курс является очень сложным из-за отсутствия контактов с носителями грузинского языка.

По его словам, из 20 студентов, которые вместе с ним участвовали в программе 1+4 и потом поступили в Тбилисский государственный университет, обучение продолжают только трое. Некоторые были отчислены, а другие перевелись на факультеты, обучение на которых ведется на русском языке – все еще широко распространенном в стране.

В некоторых ВУЗах есть русско- и англоязычные факультеты. Большинство из них ориентируются на иностранных студентов. Но местные студенты, которые не владеют грузинским языком свободно, из-за обучения на этих факультетах могут оказаться в неблагоприятном положении, поскольку для трудоустройства необходимо знать грузинский язык.

Руководитель управления развития высшего образования в министерстве образования Грузии Нугзар Читаиа признает, что среди студентов программы 1+4 высокий уровень отсева.  

«Согласно неофициальной статистике, по накопленным в прошлом учебном году [академическим] кредитам, эти студенты серьезно отстают от остальных, – сказал он IWPR. – В среднем, отсев составляет 15% в год».

Читаиа говорит, что если студенты не успевают за год освоить грузинский язык на должном уровне, то они могут учиться по этой программе еще один год. Но в этом случае государство возместит им лишь стоимость трех лет обучения в ВУЗе.

Этнические азербайджанцы и армяне, которые учатся в школах на родном для них языке, также должны изучать и грузинский. По словам Читаиа, программа 1+4 рассчитана для тех, кто уже владеет грузинским языком в определенной степени, а если это не так, то это школы виноваты в их плохой подготовке.

«Для того чтобы освоить грузинский язык за один год, абитуриенты уже должны знать его на определенном уровне», – сказал он.

Бывший министр образования Гиа Нодиа не считает этот показатель высоким.

«Если из 100 участников программы 1+4 этот барьер  преодолевают 85%, с учетом фона и контекста, это не плохой показатель. Конечно, было бы лучше, если бы это было 95%, но 85 тоже не плохо», – сказал он IWPR.

Нодиа считает, что «год обучения» грузинскому языку является положительным подражанием западным моделям.

Поскольку основная проблема состоит в том, что в школах, обучение в которых ведется на языках национальных меньшинств, нет квалифицированных педагогов по грузинскому языку, то, по его мнению, правительство должно предоставить некоторым выпускникам программы 1+4 льготы с тем, чтобы они стали преподавать язык в своих общинах.

Теона Годердзишвили, выпускница Грузинского Института общественных дел.