Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Грузия: сложности с возбуждением дел об изнасиловании

Часто жертвы даже не подают исковых заявлений или отзывают их из-за травмирующего правового процесса.
By Nino Gvedashvili
  • Lawyer Eka Kobesashvili. (Photo: Human Rights Centre, Georgia)
    Lawyer Eka Kobesashvili. (Photo: Human Rights Centre, Georgia)

Парламент Грузии рассматривает методы более эффективной борьбы с сексуальным насилием, а правозащитники заявляют о том, что официальные данные значительно приуменьшают масштаб проблемы, поскольку жертвам нелегко подавать исковые заявления.

По данным Верховного Суда Грузии, с 2008 года было рассмотрено 170 дел об изнасиловании, в большинстве из которых жертвами были несовершеннолетние. В Тбилисском городском суде, за последние шесть лет, было рассмотрено сто подобных дел, и оправдательный приговор был вынесен только в трех случаях.

Согласно грузинскому законодательству изнасилование не является особо тяжким преступлением, и максимальный приговор составляет всего шесть лет. Срок наказания увеличивается от 12 до 20 лет, если жертва была несовершеннолетней.

Исследование, проведенное в 2008 году Национальной сетью по защите против насилия, выявило, что возраст 50 % жертв насилия колеблется от 14 до 18 лет, в 14 % жертвы были младше этого возраста, а в остальных случаях – старше.

Директор Государственного фонда помощи и защиты жертв трефикинга Мари Месхи заявила, что официальная статистика является неточной, поскольку случаи изнасилования не придаются огласке.

«У нас учтены только несколько случаев сексуального насилия, но жертвы домашнего насилия могут оказаться и жертвами сексуальных домогательств», - сказала она.

С мнением, что статистика приуменьшена, согласны многие.

Гинеколог благотворительной организации Сапари, работающей с жертвами домашнего насилия, Нана Дзнеладзе сказала, что женщины редко рассказывают об изнасиловании.

«Ни в одном из тех случаев, которыми мы занимались женщины, не обращались к нам непосредственно из-за сексуального насилия», - сказала она. «Только после нескольких встреч становится понятно, что женщина подвергщаяся домашнему насилию, также являлась жертвой сексуального насилия. В некоторых случаях нужны годы, чтобы жертва сама рассказала об изнасиловании, но чаще они предпочитают молчать».

Юрист Ека Кобесашвили считает, что низкое число дел, дошедших до суда, свидетельствует о том, что жертвам не оказывается правильная помощь.

«Проблема заключается в применении закона на практике. Права жертв не защищаются», - сказала она. «Жертва обращается в полицию, дело передается от одного следователя к другому, ей приходится снова и снова давать показания и вспоминать детали произошедшего. В результате, жертва страдает, испытывая психологическую травму, и отказывается от продолжения расследования».

Кобесашвили вспомнила случай, когда ее подзащитная обвинила в изнасиловании двух подростков. «Дело передавалось от одного прокурора к другому, и после двух лет ожидания она устала от всего этого и отказалась снова идти в полицию или продолжать дело», - сказала она.

Слишком часто полиция даже не воспринимает заявления об изнасиловании всерьез.

Кобесашвили сказала, что две ее подзащитные обратились в полицию, чтобы заявить об изнасиловании со стороны своих мужей. «В полиции восприняли это как шутку и не приняли их заявлений», - сказала юрист.

Руководитель отдела по защите прав женщин и детей в аппарате омбудсмена по защите прав человека в Грузии, Анна Арганашвили заявила, что это является проблемой системы.

«В отчете Народного Защитника за 2010-11 годы указано несколько случаев, когда реакция со стороны полиции была неадекватной», - сказала Арганашвили. «Несмотря на ряд улучшений, согласно нашей информации, соответствующие органы действуют достаточно некомпетентно».

Грузия еще не ратифицировала Конвенцию ЕС по предупреждению и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием, которая обязывает стран-участниц расценивать действия подобного рода, как уголовные преступления, реагировать на все дела, о которых им становится известно и оказывать жертвам насилия психологическую помощь и поддержку.

Рабочая группа парламента Грузии сейчас рассматривает возможности для приведения Конвенции в соответствие с законодательством Грузии.

Эксперты ООН уже предложили ряд поправок к грузинскому законодательству

По словам Месхи, сам по себе закон является адекватным и тот факт, что все больше женщин готовы заявлять об изнасиловании является обнадеживающим.

«По сравнению с прошлым голом возбуждено больше уголовных дел и это указывает на то, что сознание женщин меняется, и они не боятся огласки. Появились новые защитные механизмы, которые способствуют возбуждению уголовных дел».

Нино Гведашвили, сотрудница организации Human Rights House – Tbilisi.