Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ГРУЗИЯ: ПОСЛЕДНИЙ КОЛХОЗ

Земельная реформа может стать последним толчком к распаду духоборской общины в Грузии.
By Olesya Vartanian
6 часов утра около дома тракториста Олега оживление. Слышны возмущенные крики и нецензурные слова. Наперебой местные жители договариваются с Олегом о том, чтобы его бригада из трёх человек и старой техники скосила сено на их участках.



«Повалили – всем сразу захотелось косить, – ворчит Олег. – Уже по ночам работаем и всё равно не успеваем».



Такого ажиотажа с сенокосом в русском селе Гореловка, что расположено в южном регионе Грузии Самцхе-Джавахети, рядом с границей Армении, прежде не было никогда.



Виной этому земельная реформа, которая в Грузии началась еще в 1992 году, но только этим летом добралась до Гореловки.



Только с началом сезона сенокоса местные жители узнали, что могут иметь собственную землю. Однако многих гореловцев эта новость расстроила: они не хотят, чтобы их колхоз – единственный оставшийся в Грузии с советских времён – распался.



Гореловка – деревня, где живут духоборы – этнические русские, представители редкой секты православного христианства, которые были выселены из России на Кавказ в середине девятнадцатого века.



Еще 15 лет назад духоборы заселяли восемь деревень в горном регионе Самцхе-Джавахети, однако сейчас из общины, когда-то насчитывавшей до семи тысяч человек, осталось всего несколько сотен (См. выпуск №254 Кавказской информационной службы от 3 сентября 2004 года, «Последние дни духоборов в Грузии»).



Сельхозкооператив «Духоборец», который местные жители до сих пор по старинке называют «колхозом», был основан духоборской общиной в 1997 году. Став преемником Гореловского колхоза имени Ленина, «Духоборец» оставался верен традициям советского коллективного хозяйства.



Землями колхоза могли пользоваться только духоборы. Здесь стоит отметить, что русские составляют всего лишь около половины всего населения Гореловки. Примерно столько же в селе живут армян и грузин, которые переселились в Гореловку в 90-ые годы, когда оттуда стали уезжать семьи духоборов. Переехавшие на места духоборов армяне и грузины на работу в колхоз не принимались. Своей земли они не имели, и сено для коров им приходилось закупать у колхоза.



Как и в советские времена, колхоз выделял каждой духоборской семье небольшой участок земли. Урожай делился – часть получала семья, а часть оставалась кооперативу. «Духоборец» был почти единственным местом трудоустройства для местных русских, которые здесь получали весьма неплохие по грузинским меркам зарплаты – около 150 лари в месяц (80 долларов США).



Теперь в рамках реформы комиссия по распределению земель при местном самоуправлении начала раздачу земель вокруг села Гореловка. Этим летом она забрала у кооператива почти 5 тысяч гектар земли и раздала ее местным армянам, русским и грузинам, оставив «Духоборцу» только 600 гектаров.



«Каждой семье духоборов мы дали от 6 до 15 гектаров земли. Этого вполне достаточно одной семье», – сказал глава местной администрации Азат Егоян.



Как сказал председатель земельной комиссии Асканас Маркосян, при раздаче земель не применялось никаких определённых критериев. В первую очередь земля была выдана местным фермерам, «так как они кормят государство и у них работают люди».



Комиссия планирует в скором будущем провести аукционы по продаже остальных земель Гореловки.



Большинство местных чиновников видят в колхозе пережиток советских времён, который умело используют лидеры духоборской общины, чтобы не делиться землями с переселившимися армянами и грузинами.



Но духоборы расставаться с колхозными порядками не хотят. Мало кто из них понимает, что значит иметь частную собственность.



Они считают, что «Духоборец» не просто сельскохозяйственное предприятие, а нечто, помогающее им сохранить свои общинные традиции.



«Испокон веков духоборы привыкли жить коммуной. Здесь никак не хотели перестраиваться к новому образу. Все остальные колхозы, существовавшие в районе, просто-напросто ликвидировались. Мы же свой только реорганизовали. Все это потому, что считалось – пока живёт наше общественное хозяйство – будем жить и мы», – объясняет представитель духоборской общины Любовь Демина.



Семья Ольги Медведевой, как и семьи почти всех гореловских духоборцев, до сих пор живёт в маленькой избушке, напоминающей русские дома 19 века. Побелённые снаружи стены дома сделаны из навозного кирпича. Свет, проходящий через маленькие окошки, захватывает в комнате вышитые русским узором полотенца, развешенные на стенах, тряпичные обои и русскую печь, от которой исходит запах тлеющих углей.



Обмыв руки в рукомойнике, Ольга щедро нарезает свежего хлеба и ставит его на старый деревянный стол.



20 лет Ольга проработала дояркой на гореловском колхозе. В этом году её семья получила 10 гектаров земли. Примерно столько же земли им каждый год выделял колхоз.



«Раньше многие работали в колхозе, и если в доме были доярка и тракторист, то эта семья была обеспеченной», – сказала она с грустью в голосе.



Как сообщила IWPR председатель духоборской общины Татьяна Чучмаева, уже 470 духоборов из Гореловки отослали заявки в правительство России на участие в федеральной программе президента Путина по возвращению соотечественников. По словам Чучмаевой, российская сторона берёт на себя расходы по переезду участников программы, покупку жилья для них и выплату им 6-месячного пособия.



«Гореловские духоборы ждут начала следующего года, когда Государственная Дума будет рассматривать проекты губерний на переселение, и тогда они уже точно будут знать, в какие места их переселят».



В числе подавших заявки на участие в президентской программе и семья Ольги Медведевой.



«Если все поедут, то и я не останусь, – говорит Ольга. – Жалко уезжать, ведь вся жизнь здесь прошла».



Олеся Вартанян, корреспондент основанной IWPR газеты «Самхретис Карибче», Самцхе-Джавахети, Грузия