Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Грузия: попытка сохранить политическое равновесие

Шеварднадзе ищет преемника, который сможет сохранить равновесие сил между консерваторами и реформаторами
By Philip O'Neil

Избрание на прошлой неделе Нино Бурджанадзе на ключевой пост спикера Парламента Грузии стало подтверждением победы реформаторов над консерваторами - бывшими коммунистами-функционерами.


Борьба за власть между двумя этими фракциями разгорелась еще несколько месяцев назад, достигнув кульминации в начале месяца, когда Президент Шеварднадзе отправил в отставку все правительство. Этот шаг был предпринят для спасения престижа, после того, как общественные выступления в конце октября вынудили подать в отставку двух министров-консерваторов, занимавших ключевые посты в правительстве.


С того момента и начались торги вокруг кандидатуры на пост спикера Парламента - ключевого поста в правительстве, поскольку, по действующему законодательству, в случае отставки Президента именно спикер берет на себя исполнение обязанностей первого лица в государстве.


Консерватор Важа Лорткипанидзе был главным конкурентом Нино Бурджанадзе, и именно он и рассматривается теперь в качестве кандидата на пост премьер-министра.


Создание поста премьер-министра в интересах президента Шеварднадзе, а назначение на этот пост консерватора продолжило бы политику балансирования между реформаторами и его союзниками консерваторами, курс, который Шеварднадзе удавалось проводить довольно долго.


Вся борьба за власть несомненно связана с решением насущной проблемы преемственности президентской власти в Грузии. Хотя президентские выборы состоятся только в 2003 году, считается, что Шеварднадзе хочет уйти со своего поста раньше и ищет преемника, который смог бы поддержать равновесие сил между консерваторами и реформаторами.


"Шеварднадзе собирается уйти", - так прокомментировал ситуацию один западный дипломат. - "Однако сначала он хотел бы гарантировать решение трех самых важных для него проблем . Он хочет быть уверенным в своем преемнике, он хочет, чтобы он сам и его семья были обеспечены и защищены, и он хочет вернуть Абхазию."


В течение долгого времени было очевидно, что Шеварднадзе хотел бы видеть своим преемником верного союзника бывшего министра внутренних дел Каху Таргамадзе . Очевидно и то, что это решение было бы слишком непопулярным, поскольку Таргамадзе обвиняют в участии во всякого рода сомнительных предприятиях. Участники протестов и демонстраций на прошлой неделе требовали отставки именно Кахи Таргамадзе.


При гарантии, что он сможет и далее заниматься своими делами, Таргамадзе, возможно, и сам не особо заинтересован в том, чтобы стать преемником президента.


Маловероятный, но все-таки серьезный претендент на пост президента – Михаил Саакашвили. Именно его уход с поста министра юстиции в августе послужил причиной нынешнего политического кризиса. Будучи фактическим лидером реформаторов в правительстве, Саакашвили заявил, что уходит в отставку потому, что бороться с коррупцией при нынешнем режиме невозможно.


Отставка Саакашвили стала толчком к развалу правящей коалиции страны - Союза Граждан Грузии, представители которого все больше дистанциировались друг от друга, разделившись на реформистский и консервативный лагеря. Будучи избранным в Парламент в конце октября, Саакашвили стал собирать вокруг себя сторонников, акцентируя основное внимание не на своем лидерстве, а на необходимости борьбы против коррупции.


Подобная скромность резко контрастировала с самомнением большинства правительственных чиновников, и завоевала Саакашвили немалую симпатию в обществе.


Но какие надежды на президентский пост могут быть у этого 34-летнего политика?


Необходимо подчеркнуть, что в то время, как Саакашвили критиковал почти всех союзников президента в парламенте, он никогда, прямо или косвенно, не обвинял самого Шеварднадзе.


Позиция Саакашвили резко улучшилась и после событий последних двух недель, так как президент прекрасно осведомлен о изменениях в общественных настроениях.


Митинги и демонстрации, которые прошли в Тбилиси на прошлой недели назревали давно и мотивировались ужасными социальными и экономическими условиями жизни в стране, хотя толчком для выражения общественного недовольства стал «наезд» на Рустави-2, телекомпанию, известную своей критикой в адрес правительства.


Коррупция – основная причина большинства проблем, и рано или поздно с ней в той или иной форме придется бороться. Поскольку в грузинской политике личные интересы преобладают над национальными и государственными, Саакашвили вполне подходит для поста президента пока не будут наказаны те, кто извлекает свою выгоду из существующего положения при нынешнем режиме.


На недавних акциях протеста Саакашвили сумел обратить на себя внимание сначала своим отсутствием на них, а потом и своим появлением. "Это было очень умно", - сказал представитель Европейской Комиссии. "Будучи в Москве к началу событий он смог вернуться чтобы присоединиться к демонстрантам и спасти Грузию. Саакашвили - один из тех немногих парней, кто способен мыслить стратегически. Другие - типичные грузины: слишком эмоциональные, они сначала действуют, а только потом думают".


Возможно, Шеварднадзе начинает понимать, что Саакашвили как раз тот человек, который сможет вести сложную и запутанную политическую игру в качестве следующего Президента Грузии.


Однако другие не верят в то, что такой исход возможен и считают бывшего министра юстиции выскочкой, неспособным управлять страной. "Если Шеварднадзе уйдет," - считает Гия Нодия, сотрудник Кавказского института мировой демократии и развития, - " не найдется никого, чтобы сменить его, и это приведет к настоящим беспорядкам."


Филлип О'Нил, помощник редактора IWPR