Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ГРУЗИЯ: НАПРЯЖЕННОСТЬ ИЗ-ЗА НЕПРОДУМАННОСТИ ПЛАНОВ ПО ПЕРЕСЕЛЕНИЮ

Население этнически пестрого района Грузии считает переселенцев причиной повышения напряженности и ухудшения криминогенной ситуации.
By

Этнические вопросы звучат как основные в нарастающих трениях между общинами в горах к западу от столицы Грузии. Однако как правительство, так и местные жители считают причиной напряженности скорее рост преступности, бедность и неправильную политику властей, а не нарастание взаимновраждебных настроений в этом многонациональном регионе страны.


Ухудшение отношений происходит между первопоселенцами Цалкского района – в основном, армянами и греками – и грузинами, переселяющимися сюда из оползневых горных районов Аджарии.


Напряженность достигла такого накала, что из Тбилиси было направлено подразделение спецназа в село Авранло после происшедших там межэтнических стычек.


Главная задача десяти спецназовцев, расквартированных в селе - остановить нарастающее противостояние между местными жителями. Но местные жители расценивают это вмешательство более широко.


«Их сюда прислали не для того, чтобы они как миротворцы мирили армян и аджарцев, – говорит один из местных жителей. - Их работа на самом деле проходит по ночам – они с криминалом борются, у всех, кого на улице встретят, документы проверяют».


Проблемы в Цальском районе обострились после инцидента в середине марта. На живущих в Авранло пожилых супругов Калоеровых, греков по национальности, было совершено нападение с целью ограбления. Стариков после этого в тяжелом состоянии доставили в больницу.


Родственники пострадавших – этнические армяне, решив восстановить справедливость собственными силами, напали на аджарских переселенцев в Авранло, избили около 15 из них и разгромили здание сельской школы.


Столкновения были настолько серьезными, что министр внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили лично прибыл в деревню.


Цалкский район всегда был пестрым по этническому составу населения. Большинство сел здесь – армянские, азербайджанские и греческие.


Демографическая ситуация в этом регионе начала резко меняться в 90-х годах ХХ века. После обретения Грузией независимости в 1991 году многие покинули страну из-за экономического кризиса. Отсюда, как и из других регионов Грузии, многие уехали в Россию, но представители меньшинств из этого района эмигрировали также в Армению и Грецию.


В середине 90-х в район начали массово переселять людей из оползневых горных районов Аджарии (юго-западная Грузия) и Сванети (высокогорный регион Грузии) в рамках правительственной программы по обеспечению граждан из таких сельских местностей безопасным местом проживания.


Прибытие поселенцев вскоре вызвало трения между старыми и новыми жителями Цалкского района. Так как новопоселенцы принадлежали этническому большинству Грузии, СМИ начали говорить о межэтническом насилии.


Сваны связаны близким родством с грузинами, а аджарцы этнически являются грузинами, но многие из них исповедуют ислам.


В армянской общине бытует мнение, что грузинское правительство пытается намерено изменить национальный состав региона в пользу грузинского населения.


Не все армяне согласны с такой постановкой вопроса. «Этнической проблемой все это окрестили журналисты, которые приезжают сюда на один час и делают непонятные выводы», – говорит Размик Анесян из села Озни.


Заместитель министра по делам беженцев и переселению Грузии Лейла Метревели отвергает предположения о том, что грузинские власти пытаются намеренно изменить в регионе национальный состав населения. «Цалкский район был выбран потому, что там много пустующего жилья и необрабатываемых земель, а не из-за этнической картины региона», – сказала она IWPR.


Гурам Сванидзе, представитель комитета по правам человека парламента Грузии, считает этнический вопрос второстепенным по сравнению с реальными проблемами.


«Я бы не назвал эти конфликты этническими. Они являются порождением иной причины – социальной неустроенности и экономических проблем. Обустроенное местное население представлено греками и армянами, а неустроенные приезжие – этнические грузины», – говорит он.


Председатель армянской общины Цалкского района Славик Кучукян говорит, что местные армяне вовсе не против того, чтобы в район переселялись грузины. «Наоборот, нам же и лучше. В общении с ними мы учим язык. Сегодня если не знаешь языка, на государственную работу не берут», – сказал он IWPR.


Однако, языковый барьер оказался еще одним препятствием на пути установления добрых отношений, так как молодежь в районе не владеет грузинским языком, а их сверстники из Аджарии часто не могут говорить на русском, обычно понятном всем, и уж тем более на армянском.


Многие армяне говорили IWPR, что, по их мнению, религиозная разница тоже играет определенную роль, так как стиль жизни аджарцев-мусульман не согласуется с христианскими традициями местных армян и греков.


Размик Анесян говорит, что аджарцы, проживающие в селе Озни, «ездят молиться в мечеть в азербайджанское село, преодолевая много километров, хоронить своих покойников на христианском кладбище тоже не могут. В народе ходят слухи об якобы имевших место актах вандализма [на кладбищах]. Все это усиливает напряженность».


Усилия, предпринимаемые местными властями для сближения этих двух групп населения, часто оказываются безрезультатными. Так, организованный местной администрацией футбольный матч между командой местной молодежи и мигрантов в селе Кизил-Килиса закончился массовой дракой.


Многие армяне и греки знают, что когда-то они и сами были новопоселенцами. Обе общины прибыли в регион как беженцы из оттоманской Турции 200 лет назад.


Мажоритарный депутат парламента Грузии Айк Мелтонян говорит, что старые жители района хотят лишь, чтобы правительство упорядочило хаотичный процесс миграции. «Единственное о чем мы просим, временно приостановить массовое переселение. Сначала надо разобраться и устроить на законных основаниях тех, кто уже переехал жить в Цалку», – заявил он.


Местные власти также склонны считать, что программа переселения неправильно проводится. Осуществление программы по переселению мигрантов из пострадавших от землетрясения, обвалов и лавин горных районов началось еще в 1988 году, когда Грузия еще была частью СССР.


Необходимость подобных мер все еще высока. По информации министерства по делам беженцев и переселению, только в высокогорной Аджарии количество людей, нуждающихся в переселении в более безопасные места, составляет около 200 тысяч человек.


Однако, для переселенцев было построено недостаточное количество домов, а закупать построенные дома правительство начало только шесть лет назад.


В результате, нетерпеливые мигранты стали просто занимать пустующие дома и необработанные земли, в основном в греческих селах. Некоторые же оказались на правах арендаторов земли старых жителей. Ситуация осложняется и из-за отсутствия четкого и законного распределения земельных участков.


Ухудшилась и криминогенная ситуация, в чем в основном обвиняются мигранты.


«И мигранты, и местное население оказались фактически заложниками непрофессионализма и равнодушия со стороны государства», – говорит глава администрации Цалкского района Михаил Цкитишвили.


Начальник полиции Цалкского района Зураб Кешелашвили говорит, что «процент преступности среди местного населения, за исключением мелких драк, равен нулю. В воровстве, грабежах и разбоях участвуют, в основном, переселенцы. В двух последних случаях нападений на греков участвовали так называемые гастролеры».


Некоторые жители села указывают на разницу между ранними мигрантами, которые уже устроены, и новыми, которых они и обвиняют в большинстве существующих проблем.


Вардо Егоян, житель села Кизил-Килиса, вспоминает, что когда приехали ранние переселенцы, первые два года были проблемы во взаимоотношениях, а потом люди стали добрыми соседями.


«Нынешние конфликты связаны с новым потоком переселенцев, среди которых большинство не имеет никакого отношения к миграции из-за экологического бедствия», –говорит он. – «Грабежи и разбойные нападения стали нормой. Никто не оправдывает погромов, но когда полиция бездействует, народу ничего не остается, как самому решать свои проблемы», – добавил Егоян.


Начальник полиции Кешелашвили говорит, что численная и техническая комплектация местной полиции не позволяла им справляться с проблемами без дополнительных сил, направленных из Тбилиси. «15 полицейских на двух автомобилях вряд ли справятся с криминальной ситуацией на территории 42 сел».


Новопоселенцы же говорят, что их всех несправедливо обвиняют в преступлениях, совершаемых маленькой группой криминалов.


«Мы – крестьяне. Большинство дальше своего участка носа не высовывает. А тут так принято: если один преступление совершит, бьют всех. Идет разграбление оставленного [эмигрировавшими] греками имущества, и все это списывают на аджарцев», – говорит мигрант из Аджарии по имени Джумбер.


«Вполне возможно, что грабители и устраивают провокации, натравливая людей друг на друга», – добавил он.


Заза Баазов, независимый журналист, Тбилиси.