Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Грузия: жизнь в селе на неустойчивой почве

Жители ведут заведомо проигрышную борьбу против природы, а их дома покрываются трещинами и разрушаются.
By Tamuna Uchidze
  • Поврежденные дома в селе Накалакеви. (Фото: газета Самхретис Карибче)
    Поврежденные дома в селе Накалакеви. (Фото: газета Самхретис Карибче)
  • Поврежденные дома в селе Накалакеви. (Фото: газета Самхретис Карибче)
    Поврежденные дома в селе Накалакеви. (Фото: газета Самхретис Карибче)
  • Поврежденные дома в селе Накалакеви. (Фото: газета Самхретис Карибче)
    Поврежденные дома в селе Накалакеви. (Фото: газета Самхретис Карибче)
  • Поврежденные дома в селе Накалакеви. (Фото: газета Самхретис Карибче)
    Поврежденные дома в селе Накалакеви. (Фото: газета Самхретис Карибче)

«Ночью, когда очень тихо, слышно, как трещат дома, а из-под земли раздается гудение», - говорит Гугуни Беридзе.

66-летний Беридзе живет в селе Накалакеви, на юге Грузии, которое постепенно разрушается из-за смещения почвы. Стены домов рушатся, сыпется штукатурка и можно услышать, как глубоко в земле течет вода.

«Село стоит на воде, - говорит Беридзе. – В прошлом году приезжали геологи…они пробурили скважину в нашем дворе и обнаружили воду на глубине 50 метров. Село разрушается, и мы в очень сложном положении».

Замдекана университета в Самцхе-Джавахети Гиорги Буцхрикидзе по поручению местных властей изучал вопрос села Накалакеви в 90-х годах прошлого века.

«На скальной породе лежит слой земли, а между ними течет вода, - сказал он IWPR. – А над всем этим расположено село. Слой земли перемещается и может поглотить его в любое время».

Практически все дома, расположенные на территории села находятся в опасном положении, а жители говорят, что новые трещины появляются на стенах практически ежедневно.

«Мы живем так с 1983 года, - сказала жительница села Мелано Кавелидзе. – Наши дома съезжают по склону. Мы даже заливали их цементом, но не смогли остановить этот процесс. Из стен выпадают камни и каждый год мы восстанавливаем их, но это не приносит никакого результата».

«Мы обращались ко всем, мы ездили в Тбилиси, но ни у кого нет времени для нас, - продолжила Кавелидзе. – Мы получили помощь только несколько лет назад, когда владельцам самых поврежденных домов для проживания были выданы железные вагоны».

Сосед Кавелидзе, 74-летний Нодар Беридзе уже несколько лет живет в сарае рядом со своим двухэтажным домом, который частично разрушен и очень опасен для проживания.

«Мы заметили первые трещины после землетрясения в Спитаке [в соседней Армении, в 1988]. Земля под ногами стала двигаться, все начало разрушаться и мы остались без дома, - вспоминает он. - Мой сын с невесткой и с детьми переехали в съемную квартиру в городе, а мы - старики остались здесь».

«На что могут жить пенсионеры? Нам никто не оказывает помощи со времен коммунистов, правительство вспоминает о нас только перед выборами, оно обещает помогать и потом забывает об этом. Мы не против этого правительства, но хоть кто-нибудь может помнить о нас?».

Представитель местной власти в селе Накалакеви Тамаз Маградзе отметил, что в 2007 году жителям села была предоставлена альтернатива, когда правительство Грузии предложило им переехать в регион, расположенный на востоке страны. Местные жители отказались, заявив, что переезжать в регион Квемо Картли очень далеко, и вместо этого попросили компенсацию.

Буцхрикидзе вспомнил, что в 90-х годах прошлого века жители села попросили переселить их в близлежащее поселение около города Ахалкалаки, но им было отказано на основании того, что там недостаточно земель сельскохозяйственного назначения.

Чиновники из Аспиндзы - района в Самцхе-Джавахети, в котором расположено село, говорят, что у них нет планов по оказанию помощи для переезда 100 семей. У них нет и средств, чтобы помочь селу, но они делают все, что в их силах, например, помогают жителям с ремонтом стен и крыш домов.

Эксперт по инфраструктуре в районной администрации Михаил Маисурадзе смотрит на будущее Накалекеви с пессимизмом. Он сказал, что по результатам геологического исследования, проведенного в 2010 году, движение почвы не прекратилось.

«Нет смысла что-то делать в тех домах, которые я видел. Дома должны быть разобраны и восстановлены где-нибудь в другом месте, - сказал он.- Мы не имеем права помогать населению, проживающему в оползневых зонах. Это бы значило - просто выбрасывать деньги на ветер».

Министерство по делам беженцев, находящееся в Тбилиси, подтвердило, что оно осведомлено о ситуации, но его представитель заявил, что во многих регионах Грузии существует подобная опасность и поэтому невозможно решить все эти вопросы единовременно. По данным министерства, от стихийных бедствий пострадали 35 000 семей, а 11 000 живут в домах непригодных для проживания. (Смотрите: Массовое расселение жителей высокогорных сел не входит в планы Грузии - об оползневых явлениях в южных районах )

Представитель министерства заявил, что его ведомство совместно с местными властями будет рассматривать варианты для жителей Накалакеви.

Тамуна Учидзе, репортер газеты Самхретис Карибче в Ахалцихе, южная Грузия.
 

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >